Форма входа

Статистика посещений сайта
Яндекс.Метрика

 

Владимир Аркадьевич Федоровский

  Родился 2 августа 1949 г. в Николаеве. Будучи высококвалифицированным рабочим-судостроителем завода имени 61 Коммунара, заочно окончил Литературный институт им. А.М. Горького (1982 г.). Много лет работал директором по экономике в научно-внедренческом центре. Прозаик и драматург. Его произведения печатались во многих газетах и журналах, репертуарных сборниках московских издательств, транслировались по радио, обретали сценическое воплощение на театральных подмостках, отмечались премиями на различных конкурсах. Автор двух книг прозы для детей «Ай да Петька!» (1996 г.) и «Будем строить корабли» (1996 г.), книжных изданий драматургии «Одолеть зависть» (1996 г.), «Необыкновенные приключения Мишки и его друзей» (1996 г.), «Учитель русской литературы» (2012 г.), «Двенадцать маленьких гениев» (2012 г.), «Шагнувшие в пропасть» (2012 г.), «В чужом поднебесье» (2013 г.), «Пьесы-сказки» (2015 г.), «Избранное» (2015 г.), сборника рассказов «Интеллигент из штрафбата» (2016 г., 2018 г.). Лауреат Германского Международного литературного конкурса «Лучшая книга года 2016».

 

  

 

 

Шагнувшие в пропасть

Драма в двух действиях

 

  Действующие лица: 

Вика, Жора, Сергей - учащиеся колледжа, им по 18-19 лет
Элла, Игорь - учащиеся 11 класса, им по 17 лет
Зоя - учительница, мать Эллы, 45 лет.
Юрий - отставной офицер-подводник, отец Эллы, 45 лет.
Андрей - сотрудник патрульно-постовой службы, 22 года.
Петрович - пенсионер, 70 лет.
Валентин - налоговый инспектор, 47 лет.

Время действия – наши дни.

 

 

 

Действие первое

Картина первая

  Просторная трехкомнатная квартира со всеми удобствами. Обставлена современным гарнитуром. В одной из комнат – по очереди поют песни под «Караоке» Вика, Элла, Жора и Сергей. Все они в летней одежде. 

Вика и Элла (вместе поют). Девушкам из высшего общества трудно избежать одиночества…

Сергей (выключает трансляционную систему «Караоке»). Всё, мальчики и девочки. Пора разбегаться. Время – деньги.

Вика. Серый, ты у меня по башке получишь! Нам допеть не дал!

Сергей. Викуля, пора сматывать удочки!

Вика. Скажи лучше, что там у нас предвидится завтра?

Сергей. Ну ты даешь, Викуля, Я же не массовик-затейник, объявляющий следующий номер.

Вика. Ой, ой, уже обиделся…

Элла. Сережа, признавайся, откуда у тебя деньги? Ты ведь не звезда шоу-бизнеса.

Сергей. Мне до этих звезд как до Луны. У них миллионы, а у меня дырка от бублика.

Жора. Он у нас коммерсант. У него просто собачий нюх, который не дает прогореть в мелком бизнесе.

Сергей. И этим все сказано. А в воскресенье опять побалдеем на острове.

Вика. Когда ты уже моторную лодку купишь, Серенький?

Сергей. Сначала хорошую тачку. Не сразу, конечно. Но обойдусь без помощи предков.

Вика. Серенький, ты меня заинтриговал…

Жора. Еще бы! Умеет вешать лапшу на уши.

Сергей. Викуля, верь мне! Ты же знаешь, что я не болтун.

Вика. Главное, чтоб не был таким, как мужья моей мамы. Они сначала обещают ей золотые горы. Она наивно верит и соглашается выйти замуж. Неофициально, конечно. А потом оказывается, что очередной папочка – альфонс и алкаш. Мама его выгоняет. А потом начинается все сначала. Появляется новый, который ничуть не лучше, чем предыдущий. Водку не хлещет, зато ужасный скряга и жадина. Я к одному папочке привыкнуть не успеваю, а тут появляется другой…

Жора. Нервная у тебя жизнь, Вика!

Элла. Сплошная карусель! Трудно даже представить.

Вика. А мама говорит: «Еще не известно, как у тебя жизнь сложится».

Сергей. Все будет нормально. Не переживай, Викуля.

Вика. Я уже не реагирую.

Сергей. Только я один могу тебя понять, Викуля.

Звонок в дверь

Элла. Это мои папа и мама. Я же ключ в двери оставила. Поэтому не могут открыть.

Сергей. Беги да открывай!

  Элла спешит к выходу, чтобы открыть входную дверь. В квартиру входят Юрий и Зоя. Здороваются со всеми. Возвращается Элла. 

Элла. Папа! Мама! Это мои новые друзья. Вика, Сергей и Жора.

Юрий. Будем знакомы. Юрий Алексеевич. А мою супругу зовут Зоя Ивановна.

Сергей. Нам очень приятно познакомиться с вами.

Зоя. Эллочка, надо было своих друзей угостить чаем или кофе.

Юрий. Так мы можем эту ситуацию исправить…

Сергей. Да вы не беспокойтесь, мы уже собрались уходить. Песенки пели под «караоке». Захотелось немного развлечься. Вот и выбрали момент, когда вас дома нет. Чтобы не создавать шум в вашем присутствии.

Жора. Вся техника в полном порядке. В целости и сохранности.

Вика. У вас так уютно. Мне очень понравилось.

Юрий. Ну как знаете… Наше дело – предложить вам чай или кофе.

Сергей. Благодарим Вас, Юрий Алексеевич. Но нам пора идти. Всего вам доброго!

Зоя. Эллочка, ты тоже уходишь?

Элла. Да, мама.

Вика, Элла, Жора и Сергей уходят.

Зоя. У Эллы появились новые друзья. А мы с тобой совсем не ведаем, кто они такие.

Юрий. Да вроде нормальные ребята… Вежливые… Особенно один из них…

Зоя. А у меня новость, которая тебя порадует. Наша доченька пропускает занятия на подготовительных курсах. Вступительные экзамены в университет уже совсем близко…

Юрий. Просто ей тяжело, Зоенька. Она же и к репетитору ходит. Еще и на курсы иностранных языков. А если учесть, что мы полностью оплатим ее вузовское обучение…

Зоя. Ты наивно рассуждаешь, Юра. Контракт не освобождает от сдачи вступительных экзаменов.

Юрий. Ладно, я с ней поговорю.

Зоя. Только деликатно. Ты же знаешь, что она легкоранимая.

Юрий. Все понял, Зоенька. (Помедлив.) Девушка – это не парень. Совсем другая психология. Но иногда кажется… Наша дочь ни в чем не знает отказа. Захотела дорогое платье – пожалуйста. Захотела дорогостоящий мобильник – пожалуйста…

Зоя. Юра, но сейчас такое время… С одной стороны – нищета, много бедных людей, с другой – незначительная прослойка очень богатых. Дети богачей имеют все… А мне очень не хотелось бы, чтоб и наша дочь чувствовала себя в чем-то ущемленной. Чтобы у нее возникало чувство зависти к детям разбогатевших торговцев. (Помедлив.) Эллочка, все-таки у нас добрая. Когда Нина Владимировна заболела…

Юрий. Учительница русской литературы?

Зоя. Да. Она болела целый месяц. С каждым может случиться… А ученики 11 «А» класса всего лишь раз навестили ее. Отбыли номер. А женщина совершенно одинокая. Одна Эллочка догадалась, что человеку нужна помощь. Каждый день приходила к ней. Нина Владимировна потом в учительской мне все рассказала…

Юрий. Ты смотри, не ожидал такого от дочки… Она вроде бы у нас к домашнему труду не совсем привыкла. Ни сходить за продуктами, ни промыть полы – ничего от нее не дождешься.

Зоя. Когда выйдет замуж, то все будет делать…

Пауза.

Можно подумать, что ты когда-нибудь занимался ее воспитанием. С раннего утра до позднего вечера пропадал на службе. А дочь видел только по воскресеньям. Да и тогда у тебя времени на нее совсем не хватало. Спрячешься за горой военно-морских журналов, готовишь свои отчеты для командования и требуешь, чтобы тебе никто не мешал. Между делом поинтресуешься ее оценками. А ребенка я одна должна была воспитывать.

Юрий. Зоенька, ты же знаешь, что у меня не было никакой возможности… Лодка часто уходила в автономку…

Зоя. Тогда тебя вообще не было дома по несколько месяцев… Я с ребенком оставалась одна…

Пауза.

У тебя были все данные, чтобы получить звание контр-адмирала. Ни у кого из твоих сослуживцев не было столько государственных наград и поощрений, как у тебя. За выполнение особо важных заданий. Но ты сам спилил сук, на котором сидел…

Юрий. Опять ты вспоминаешь ту скандальную историю…

Зоя. Мне же обидно… мотала с тобой все годы по разным безлюдным уголкам суши. Острова, полуострова… Везде наши военно-морские базы. Хорошо замаскированные, чтобы нельзя было увидеть со спутника. Можно лишь мечтать о посещении театра или музея. Я так надеялась стать женой адмирала. Все-таки какая-то компенсация за тяготы и лишения, хорошо обеспеченная старость и реальная возможность оплатить превосходное высшее образование. Не в нашей стране, а за рубежом…

Юрий. Но есть такое понятие – офицерская честь…

Зоя. Да, да, она для тебя выше, чем интересы семьи. Ты вспомни историю… Разве у нас не воровали? (Помедлив.) Еще как воровали! И знать при царском дворе, и рядовые чиновники, и простые крестьяне… Это желание что-то украсть уже в генах наших заложено… Я как-то читала мемуары одного немецкого военачальника, переведенные на русский язык. Он был командующим одной из армий вермахта. Я прочла в его книге, что на оккупированных территория нашей страны на полях стояли деревянные виселицы. Для устрашения. Чтобы с полей не воровали овощи и зерно…

Юрий. Выслушай меня, Зоенька. Я вырос в семье морского офицера, человека честного и порядочного. Поэтому просто не мог безучастно наблюдать, как пытаются нагло растащить военно-морской флот. (Помедлив.) Комбинацию тогда командование придумало хитроумную. Крейсер «Севастополь» они собирались списать и по дешевке продать коммерческой фирме. Как обычный металлолом. А корабль был еще на ходу, в неплохом состоянии. Планировали отогнать крейсер на ближайший судоремонтный завод. Чтобы там разрезать его на мелкие куски и упаковать в ящики. А если учесть, что при постройке корабля было использовано много редких и ценных металлов… Думаю, что фирма бы выручила от продажи такого металлолома на Западе довольно круглую сумму. Как минимум несколько миллионов долларов.

Зоя. Вот бы разжились адмиралы! Не только детей, но и внуков бы обеспечили до конца жизни.

Юрий. Все было продумано. Директор фирмы – сын контр-адмирала Говорущенко…

Зоя. Рассовали бы по своим карманам всю выручку. Наверное, уже подсчитывали свои будущие барыши. Но затея неожиданно лопнула. Как мыльный пузырь. Они совсем забыли, что у них в подчинении есть капитан первого ранга Юрий Наумов. Ох как перепугались господа адмиралы, когда он заявил им, что напишет письмо Президенту страны и Генеральному прокурору! Хотя они и готовили на него представление к присвоению звания контр-адмирала.

Небольшая пауза. 

А надо было всего лишь промолчать…

Юрий. Ну не мог я молчать в этой ситуации! Понимаешь, не мог!

Зоя. А потом они представление потихоньку заморозили, нашли повод и быстренько спихнули в отставку лучшего командира образцовой подводной лодки.

Юрий. Зоя, давай уже забудем об этом…

Зоя. Нет, наша дочь должна гордиться, что у нее такой честный папа, который сам никогда не воровал и другим не позволит…

Юрий. Зоя, твоя ирония уже ничего не изменит…

Зоя. Я понимаю это, Юра… Но мне все-таки очень обидно… (Уходит в другую комнату.)

 

 

 

Картина вторая

 

Та же квартира. В комнате – Зоя и Юрий. 

Зоя. Вернулась из школы… И сразу куда-то ушла… Уже вечер, а ее до сих пор нет…

Юрий. Я ей еще раз позвоню на мобильный.

Зоя. Не дозвонишься, Юра. Она отключает телефон, когда отправляется к своим друзьям. Ты бы поговорил с ней, чтобы она не делала этого.

Юрий. Хорошо, Зоенька.

Зоя. Мы, видите ли, звоним в очень неподходящее время…

Юрий. Это она так сказала?

Зоя. Да. Кстати, твои гены иногда проявляются в ее характере.

Юрий. Что ты имеешь в виду?

Зоя. Стремление к поиску справедливости и конфликтам. Я тебе не говорила… У нее три месяца назад был конфликт с учителем физики. Заступилась за Игоря.

Юрий. Мне всегда казалось, что парень должен заступаться за девушку. Неужели Игорь сам за себя не мог постоять?

Зоя. Ты не удивляйся, Юра. Игорек – мальчик с характером. Обиделся за какое-то словечко на учителя физики и две недели не ходил к нему на уроки. А наша Эллочка потребовала от физика, чтобы тот извинился перед Игорем. И добилась-таки своего. Учитель подошел к Игорю на переменке и попросил прощения.

Юрий. Ай да дочка! Моя кровь…

Зоя. Вот, вот… Папин характер… (Помедлив.) Я не считаю, что Игорек для нашей дочери – идеальная пара. Он как бы не от мира сего. Витает где-то в облаках. Но с другой стороны… То, что Эллочка мне рассказывала о нем… Я так была поражена… и, представь себе, очень обрадовалась, что наша дочь дружит именно с ним…

Юрий. Ты говоришь загадками, Зоенька…

Зоя. Я тебе сейчас все расскажу. Игорек с родителями живет в обычной многоэтажке. Так вот у них в доме живет один мужчина. Парализованный. Бывший военный летчик. Еще совсем не старый.

Юрий. Наверное, Игорь как-то шефствует над ним?..

Зоя. Каждый день Игорь тащит летчика на улицу. Прямо на себе. Сам без посторонней помощи. С четвертого этажа. Лифт у них в доме часто не работает. Любители цветного металла ночью проникают в подъезд и уносят все, что можно открутить и украсть из лифта – электродвигатель, провода, алюминиевые уголки… Эллочка мне об этом рассказывала…

Юрий. Молодчина Игорь! А нам ни слова! Сколько раз здесь был! Хоть бы раз обмолвился…

Зоя. Он скрытный. Не любит хвастаться.

Юрий. Я это заметил.

Звонок в дверь.

Зоя. Кто это к нам в такое время?.. У Эллочки есть свои ключи… (Идет открывать входную дверь. Возвращается с Игорем.)

 Юрий и Игорь здороваются, пожимают друг другу руки.

Юрий. Мы очень рады тебя видеть. (Жестом приглашает Игоря сесть.) Садись, Игорь. Сейчас будем чай пить. С вареньем.

Игорь. Спасибо. (Садится.) А где Элла?

Неловкая пауза.

Зоя. Она к тете ушла, Игорек. Вот-вот должна быть.

Юрий (выразительно кашлянув). Налей нам чайку, Зоенька.

Зоя. Это я мигом. (Спешит на кухню.)

Юрий. Как там папа и мама? Что у них новенького?

Игорь. Работают допоздна, Юрий Алексеевич. Боятся попасть под сокращение. Я их понимаю. Переучиваться в таком возрасте уже нелегко…

Юрий. А мне вот предлагают работу. Охранником в коммерческом банке. Только такая работенка мне совсем не подходит. Сторожить банковские капиталы олигархов я не буду.

Игорь. Вы правы, Юрий Алексеевич! Я бы на вашем месте тоже отказался. Человек должен испытывать от работы хоть какое-то моральное удовлетворение…

Юрий. Ну, Игорь, ты прямо мои мысли угадываешь. Я тоже так считаю. (Помедлив.) Как у тебя идут дела на фронте научно-технического творчества?

Игорь. С переменным успехом.

Юрий. Ну это нормально. Наша жизнь полосатая…

Игорь. Но я не пасую перед трудностями.

Юрий. Так и надо. Трудности закаляют характер.

Игорь. Смотря какой характер! Иной может и не выдержать.

Юрий. Выживают и побеждают только сильные. Закон природы. Нам надо быть сильными, Игорь…

Игорь. Слабые тоже должны выживать, Юрий Алексеевич. Иначе бы я не хотел быть сильным.

Юрий. Но почему? Объясни…

Игорь. Потому что не мог бы помочь слабому.

Юрий. Слабый тоже может стать сильным. Если захочет. Сила духа – это самое главное. А ее надо в себе воспитывать. Изо дня в день. Как это делают спортсмены-инвалиды.

Зоя приносит на подносе три чашки и три блюдечка с варенье. Пауза. Все пьют чай с вареньем.

Зоя. А мы читали о тебе, Игорек. В одной из местных газет. Большая заметка там была. Расскажи нам о своих успехах. Что это за полезный прибор ты изобрел?

Игорь. Я уверен, что он не имеет аналогов. Назвали мы его просто – электронный определитель геопатогенных зон. Все ребята из нашего кружка работали над ним. Преподаватель, конечно, помогал. (Помедлив.) Понимаете, Зоя Ивановна, я не знаю, почему журналист выдвинул на первый план именно меня.

Зоя. Значит, ты заслужил.

Юрий. Так это очень нужный прибор, Игорь. Особенно при постройке новых домов.

Игорь. Вы правы, Юрий Алексеевич! Только строительные организации не проявляют никакого интереса к нашему изобретению.

Юрий. Ты не расстраивайся. Строители озабочены сейчас лишь денежными проблемами.

Игорь. Нас поддерживают только одни экологи. Правда, только морально.

Юрий. Этого следовало ожидать. Изобретения в нашей стране не востребованы.

Зоя. Не принимай все близко к сердцу, Игорек. Ты же умный парень. Сам прекрасно понимаешь, что живем в период дикого и необузданного капитализма. Страна – большой торговый ряд. Торгуют почти все – и стар и млад. У многих мозги просто атрофируются. Потому что работает только одна извилина… Как бы приманить покупателя и что-то выгодно продать.

Игорь. Но так хочется надеяться на перемены к лучшему, Зоя Ивановна…

Зоя. Нам только и остается жить надеждой, Игорек. (Помедлив.) Твоя мама мне рассказывала, что ты прямо днюешь и ночуешь в своем внешкольном центре технического творчества…

Игорь. Это она преувеличивает.

Юрий. А у меня хобби тоже неплохое. Люблю вырезать из липы маленькие макеты подводных лодок. Набор стамесок купил. Специально для этой цели. Хотя на рыбалку и охоту тоже люблю.

Зоя. Ты не торопись уходить, Игорек. Эллочка скоро должна прийти.

Юрий. Понимаешь, Игорь, друзья у нее…

Зоя (перебивает его). Юра, осторожно! Чашку не опрокинь.

Юрий. …новые появились…

Игорь (с обидой). Вот как! А я об этом ничего не знаю. (Помедлив.) Извините, Зоя Ивановна и Юрий Алексеевич. Мне нужно идти. Спасибо за чай. Варенье очень вкусное. (Встает.)

Зоя. Приходи к нам почаще, Игорек. Есть дома Эллочка или нет – все равно приходи.

Игорь. Это как время позволит…

Юрий. Можем на рыбалку вместе съездить В выходные дни. Машина у меня всегда на ходу. А вечером сыграть в шахматы.

Игорь. Еще раз спасибо. До свиданья! (Уходит.)

Зоя. Не пойму, почему учителя никогда не баловали его внимание. Все-таки способный парень. Газета о нем писала. И учится хорошо. Правда, в любимчиках ни у кого не был.

Юрий. Тут все ясно, Зоя. Независимый он. Имеет свою точку зрения в любом вопросе. Приспосабливаться ни к кому не станет. Заискивать ни перед кем не будет.

Небольшая пауза.

В жизни ему будет очень трудно.

Зоя. Эллочка как-то признала мне, что он очень нудный. Может часами рассказывать об электронике и каких-то технических изобретениях. А ей это неинтересно.

Юрий. Ну она прямо как старая дева!.. Принца ей подавай! Как в песне поется… Чтоб не пил, не курил и цветы всегда дарил… Идеальных парней нет! Надо чаще ей напоминать об этом.

Зоя. А уж на уроке физкультуры Игорек и вовсе разочаровал. Смог подтянуться на перекладине всего два раза. В то же время остальные мальчики – семь-десять раз…

Юрий. А вот это никуда не годится! Мне было бы стыдно на его месте. Он же мужчина все-таки… Не инвалид, не дряхлый старик… Как только увижу его опять, то обязательно попытаюсь убедить…

Зоя. В чем?

Юрий. Что надо регулярно заниматься спортом, гантельной гимнастикой. Я в его возрасте из спортзала не вылезал. Каждый день силовая гимнастика, длительные пробежки, обливания холодной водой… Потому и легко прошел отбор в военно-морское училище. Хотя к будущим подводникам требования невероятно жесткие. Многих ребят врачи просто не допустили к экзаменам.

Звонок в дверь. Зоя идет открывать входную дверь. Пауза. Появляется Андрей в сопровождении Зои.

Андрей. Добрый вечер, Юрий Алексеич!

Юрий. Андрюша! Вот кого не ожидал увидеть. Приветствую тебя!

Юрий и Андрей пожимают друг другу руки.

Что это ты к нам пожаловал в такое время? Да еще при полном параде, в форма?.. (Помедлив.) Как там папа поживает, отставной мичман Калиничев? На здоровье не жалуется?

Андрей. Все нормально, Юрий Алексеич! Со здоровьем у папы проблем нет. А вас он считает самым лучшим своим командиром. За все годы службы.

Юрий. Мне приятно это слышать. Но вот что я тебе скажу. Такие, как твой папа, - надежная опора военно-морского флота. Я всегда знал, что он меня не подведет. Когда подлодка уходила в автономку. (Помедлив.) Давно вы у нас в гостях не были. Вот будем скоро мой день рожденья отмечать. Сорок пять стукнет. Обязательно пригласим вас всех.

Небольшая пауза.

Ты еще не женился, Андрюша?

Андрей. Нет, Юрий Алексеич.

Юрий. Тебе вроде сейчас двадцать два?

Андрей. Так точно.

Юрий. Давай без военной субординации, Андрюша. Я хоть и капитан первого ранга, но отставной.

Андрей. Отец рассказывал, что вы были во флоте лучшим командиром подводной лодки…

Юрий (махнув рукой). Все равно отправили в отставку. Хотя я еще молодой и здоровый. (Помедлив.) Ты давай присаживайся, Андрюша. Сейчас Зоя Ивановна тебя угостит чем-то вкусненьким.

Зоя. Мы вас не отпустим без угощения, Андрей.

Андрей. Зоя Ивановна! Юрий Алексеич! Тут такая ситуация… Меня на улице патрульная машина ждет… Я при исполнении служебных обязанностей…

Зоя (взволнованно). А что случилось, Андрей?

Андрей. Вы, главное, не волнуйтесь, Зоя Ивановна! Ничего не произошло. Я расскажу все по порядку. (Помедлив.) Объезжаем мы на патрульной машине наш район. Проезжаем мимо ресторана «Нептун». А оттуда выкатывается пьяная молодежь. Двое парней и две девушки. Я увидел среди них Эллу, вашу дочь… Сразу же остановил машину… Парни и девушка убежали, а Элла осталась…

Зоя. Господи! У меня в голове не укладывается…

Юрий. Она что сильно пьяная была?

Андрей. К сожалению, да, Юрий Алексеич. Я тут же усадил ее в машину и к вам…

Юрий. Вот это ты правильно сделал, Андрюша!

Зоя (тревожно). А где она сейчас? Где?

Андрей. Не нервничайте, Зоя Ивановна. С ней все в порядке. В машине она. Спит.

Юрий. Спит? Очень хорошо… Сейчас пойду вытаскивать ее…

Андрей. Да вы не беспокойтесь, Юрий Алексеич! Я мигом приведу ее. Просто хотел подготовить вас. Чтобы вы и Зоя Ивановна сильно не волновались. (Уходит.)

Пауза.

Зоя. Ужас какой! Напиться до такого состояния… Первый раз с ней такое… Выбрала себе друзей! Игорь ее ищет, а она со своими новыми друзьями по ресторанам шляется…

Юрий. Зоенька, все ведь обошлось. Успокойся, пожалуйста. А то у тебя давление подскочит.

Зоя. Ох как не нравятся мне эти ребята, Юра! Когда она была с Игорем, у меня на душе было спокойно.

Юрий. Ты, главное, не волнуйся! Элла мне сказала, что все эти ребята учатся в колледже. Они не бандиты, не воры, не наркоманы, а вполне нормальные молодые люди.

Зоя. Однако так набраться…

 Пауза. Появляется Андрей. Он придерживает за руку пьяную Эллу.

Элла. Папа, мама… Именины у Вики… понимаете… Восемнадцать исполнилось… Мы отметили… Я просто быстро дошла до кондиции… как говорит Сережа… Простите меня… Так кружится голова… Хочется спать… спать…

Юрий. Что же ты нас позоришь, дочка?.. Хорошо, что Андрюша тебя увидел и привез к нам… Это просто счастье, что обошлось без приключений…

Зоя (неожиданно заплакала). Эллочка, как же ты дошла до этого?.. Ты же можешь так опуститься на самое дно, доченька…

Элла. Я не хотела, мамочка… так получилось… Не плачь… прошу тебя…

Юрий. Зоенька, уложи ее спать. Пусть отсыпается. Сейчас с ней разговаривать бесполезно.

Зоя уводит Эллу в другую комнату.

(Андрею.) Огромное спасибо тебе, Андрюша. (Пожимает руку.) Мы очень благодарны тебе… Элла была в таком состоянии… Мало ли что могло с ней случиться… в наше неспокойное время…

Андрей. Ну я пойду, Юрий Алексеич. Служба. До свиданья!

Юрий. Всего хорошего.

Андрей уходит.

Как же ты так, дочка?.. Как же ты так?..

Затемнение

 

 

 

Картина третья

Квартира Наумовых. Здесь Элла. Звонок в дверь. Элла идет открывать дверь. Входит Игорь.

Игорь. Привет, Элла!

Элла. А-а, Игорешка! Входи!

Игорь. Ты куда-то собралась?

Элла. Нет.

Игорь. Принес тебе задачки по физике. Такие, наверное, будут на выпускном экзамене.

Элла. Ты совсем позабыл, что я к репетитору хожу.

Игорь. А ты попробуй сама их решить.

Элла. Какой ты шустрый! У меня не такая умная голова, как у тебя.

Игорь. Хочу сообщить тебе радостное известие. Нашему изобретению присудили премию на международном экологическом конкурсе.

Элла. Вот здорово! Я так рада за тебя!

Игорь. Мне час назад звонил по мобильнику Влад. Он на седьмом небе.

Элла. Какой Влад?

Игорь. Владислав Петрович. Наш руководитель кружка электроники.

Элла. Ты, наверное, у него самый лучший кружковец?

Игорь. Я один бы ничего не смог…

Элла. А ребята из твоего кружка ничего не смогли бы придумать без тебя… Ты у них генератор идей и мозговой центр.

Игорь. Все это заслуга отца. Он меня с детства приучал к изобретательству.

Элла. А я своего папу видела нечасто, когда он служил во флоте. Походы, учения… Служба у него было нелегкая… А ответственность какая! Командир подводной лодки. Мы долгое время жили на полуострове, затем на острове. Там находились военно-морские базы. Вокруг ужасная глухомань… Проживали в маленьком военном городке… Мама работала в школе, вела там начальный класс…

Игорь. Мои всю жизнь промаялись инженерами.

Элла. Но ты зато решил стать программистом… Думаешь, что эта профессия будет высокооплачиваемой?

Игорь. Все может быть. Если у человека мозги работают, то и зарабатывать он должен неплохо. Классный программист никогда не станет олигархом, но свою семью обеспечит хорошо.

Элла. Это теоретически. Как говорит мой папа.

Игорь. Не все измеряется деньгами.

Элла. Ты идеалист и мечтатель, Игорешка!

Пауза.

Пожалел бы нашу классную. У нее здоровье не ахти.

Игорь. Меньше бы лицемерила…

Элла. Зачем ты ей надерзил?

Игорь. А не надо было меня унижать.

Элла. Проглотил бы. На носу выпускные экзамены.

Игорь. Переживем.

Элла. Через месяц школа останется позади.

Игорь. Разве это что-то меняет?

Элла. Как ты думаешь, я смогу стать успешным финансовым аналитиком?

Игорь. Я считаю, что сможешь.

Элла. Работу после окончания университета я буду искать в крупных и солидных компаниях. С мелкими не хочется связываться. Они быстро разоряются.

Пауза.

Игорешка, а если я захочу, чтобы мы просто остались друзьями?

Игорь. Даже через пять лет, когда я буду дипломированным программистом?

Элла. Да.

Игорь. Это шутка или розыгрыш?

Элла. Я не шучу, Игорешка.

Игорь. У тебя кто-то есть? Я позавчера ехал в автобусе. Случайно увидел, как ты стояла возле супермаркета с двумя парнями и одной девушкой. Кто они?

Элла. Они неплохие ребята. Совсем не нудные.

Игорь. А я, наверное, зануда?

Элла. Я этого не говорила. (Помедлив.) А с ними очень весело и легко. Они учатся в колледже… Сережа, Вика и Жора…

Пауза.

Он… Жора… такой сильный и смелый… Я не хочу, чтобы из-за меня…

Игорь. Мы не первобытные люди. Живем не на острове. Просто мне бы хотелось поговорить с ним. Если ты не возражаешь.

Элла. Я возражаю. Не нужно. Я прошу тебя.

Игорь. Но почему?

Элла. Так надо. Прости меня, Игорешка. (Приблизившись к нему.) Ты очень хороший! (Быстро целует его в щеку.) Но я ничего не могу с собой сделать…

Игорь. Неужели ты променяла меня на этого Жору? С каждым днем ты все больше отдаляешься…

Элла. Потом как-нибудь все объясню.

Игорь. А мне нужно сейчас. Ты избегаешь меня…

Элла. Не сердись, Игорешка!

Пауза.

Ты только не сердись, ладно? Помнишь, как в восьмом классе ты по уши в меня влюбился? Как оставлял цветочки в моем рюкзаке? А потом мы встречались… Ходили в кино, театр… Первоклашки тогда нас дразнили: «Жених и невеста съели кусок теста». Смешно, правда?

Игорь. Не очень.

Элла. О чем ты задумался?

Игорь. Вспомнила, как мы с тобой мечтали о счастье. Мечтали дожить до того времени, когда люди будут жениться и выходить замуж только по любви. Когда откажутся от водки. Когда один человек не будет избивать другого. Когда люди начнут понимать друг друга. Когда человек будет добр…

Элла. Какие красивые мечты! А настанет ли она когда-нибудь, такая жизнь?

Игорь. Я надеюсь… Иначе зачем жить? Ради чего? Чтобы есть, пить, смотреть телевизор?..

Элла. Но ведь мы живем, радуемся детям и солнцу… Уже то, что мы живем…

Игорь. Жить чтобы жить – это слишком мало. Я вот смотрю на своих родных. Что хорошего у них в жизни? Живут, работают, коротают вечера у телевизора. Целый год экономят, чтобы собрать деньги и летом едут отдыхать на море. Ничто их не терзает. У папы, правда, есть отдушина. Он увлекается изобретательством. Мы, наверное, еще будем жить почти так, как они. Потому что многое взяли от них. Но мы иногда будем искать и размышлять. Поэтому те, кто пойдет за нами, будут жить лучше.

Элла. Красивей, да?

Игорь. Наверное. И честней, Искренней. А то многие сейчас помешались на деньгах. Как хотелось бы, чтобы человек навсегда избавился от алчности, зависти, ненависти.

Элла. Ты знаешь, Игорешка, а иногда мне становится тоскливо. И родители еще… Что они могут понять? Мама только одно и твердит: «Готовься к экзаменам». Как будто поступление в университет что-то изменит! А если я стану безработной после окончания университета? Жизнь тогда станет такой пустой…

Игорь. А ты не думай об этом. Мне кажется, человек попадает в пустоту только по своей воле. Вокруг него образуется вакуум, если он отказывается мыслить и действовать.

Пауза.

Элла. Завтра воскресенье… Ты ко мне завтра не приходи. Ладно?

Игорь. Хорошо. Но почему?

Элла. Я буду занята.

Пауза.

Игорь. Скажи, ты боишься их, да?

Элла. Никого я не боюсь.

Игорь. Нет, ты боишься их. Я уверен в этом. И зачем ты связалась с этими ребятами? Никого не бойся, слышишь! Я всегда буду рядом. Ни один волос не упадет с твоей головы. (Неожиданно.) Слушай, а если я откажусь от идеи стать программистом? Мы бы могли после окончания школы уехать за границу, устроиться там на работу. Уедем, а?

Элла. Нет, Игорешка, нет… Да и нас там совсем не ждут. Мы же с тобой не физики-ядерщики. Нам еще учиться надо, получить специальность…

Затемнение

 

 

Картина четвертая

 

Летний солнечный день. Берег реки. Небольшой песчаный холм закрывает причал. В стороне сарай. Здесь Жора, Сергей, Вика и Элла. У сергея и Вики в руках сумки.

Сергей (кричит в сторону реки.) Эге-гей, дедуля! Где ты там? (Жоре.) Отличный ты островок отыскал. Жорик! Красотища какая!

Жора. Ударился бы ты, Серый, в эстетику, а не в коммерцию.

Сергей. Невыгодно. Безденежное дело.

Элла. Как сказать. Можно заниматься ландшафтным дизайном. И зарабатывать большие деньги. Если клиенты очень богатые люди.

Сергей. А если богатенькому буратинке что-то не понравится, так он ничего и не заплатит. Нет, пусть кто-то другой этим занимается. Я люблю, чтобы надежно было. И денежно. Правда, иногда почитываю книжки о высоких материях.

Элла. О чем, о чем?

Сергей. О преданной любви, например.

Вика. Это реалии прошлого и позапрошлого века. А сейчас всем нужны только бабки. Даже старым теткам.

Сергей. Неужели тебе никто не признавался в любви, Викуля, когда было десять?

Вика. Признавался. Один толстенький мальчик. Я только хорошо помню, что он любил все обменивать.

Жора. Деловой был чудак.

Сергей. Наверное, это был я.

Элла. Где же дед? Не видно что-то.

Сергей. Сейчас должен подъехать.

Вика. Потом мне признавался в любви одноклассник. Лопоухий такой. Это было уже в седьмом классе. Даже дарил цветы.

Сергей. А сейчас тебе никто не признается?

Вика. Всяко бывает.

Сергей. Смотри, я ревнивый.

Элла. Я так люблю бывать на острове! Никто не указывает, никто не поучает…

Сергей. Да, полная свобода действий. Вокруг ни души…

Жора. Серый, ты значит, и в младенческом возрасте любил сделать выгодный обмен?

Сергей. Я и сейчас люблю.

Жора. У тебя хоть были развлечения, а у меня… Разве что сделать набросок какой-нибудь физиономии…

Сергей. Эллу ты нарисовал здорово. (Элле.) Элен, он твой портрет над кроватью повесил.

Жора. Тебе-то какое дело?

Сергей. Молчу-молчу…

Вика. Серенький, включи маг. Без музыки скучно.

Сергей включает магнитолу и ставит ее на землю. Все четверо начинают танцевать вокруг магнитолы.

Вика. Смотрите, щенок! (Указывает рукой в сторону.) Такой смешной, такой шустренький.

Сергей. Интересно, чья это псина? Деда?

Вика. Вряд ли.

Жора. Кутя, кутя, кутя. (Уходит и возвращается со щенком в руках.)

Элла. Сажай его на магнитолу, Жора.

Жора. Нет, я немного позабавлюсь с ним. (Уходит.)

Сергей. Куда он его понес?

Вика. Не знаю.

Элла. Когда-то в детстве я притащила домой бродячего щенка. Утром его уже не было. Мама выкинула на улицу. Я хотела тогда убежать из дома.

Сергей. Может, это и деда щенок. Живет дед сам.

Элла. Одному жить плохо.

Сергей. Жена у него умерла, дети разъехались.

Слышен отдаленный собачий визг.

 Я думаю, если завести породистую сучку, можно тоже что-то иметь. Допустим, принесла она пять щенят. Продаешь каждого по выгодной цене. Вот тебе и приличные бабки. У нас в колледже Витя Пискунов подрабатывает на этом.

Элла. У вас там одни дельцы собрались.

Сергей. Коммерческая жилка – это тоже талант.

Появляется Жора.

Вика. А где песик?

Жора. Он стал брыкаться, укусил меня…

Вика. А где же он? Убежал?

Жора. От меня не убежишь… я его успокоил…

Сергей. Каким образом?

Жора. Он уже никого не укусит…

Элла. Как? Ты что?! (Отшатнулась от него.)

Танцевать прекратили. Пауза.

Жора. Да вы что на меня уставились? Он меня за палец сильно укусил… (Показывает палец.) Вот смотрите…

Сергей. Слушай, Жора, зачем это нужно было делать? Щенок породистый. Можно же было кому-нибудь загнать.

Жора. Тебя погубит жадность, Серый.

Сергей. При чем тут жадность? Можно подумать, что у тебя карманы набиты баксами.

Вика. Жаль щенка. Такой хорошенький.

Сергей. Дед подъезжает на лодке. Сейчас поедем на остров.

Элла. Лично я никуда не поеду.

Жора. Элка, не сердись! Я же не хотел…

Элла. Уйди от меня!

Жора. Щенка пожалела? А меня кто-нибудь жалел?! Он хоть ласку знал, а я… У тебя, у Вики, у Серого родители есть… А тут… папашу своего никогда не видел. Мамашу видел в последний раз, когда было лет семь. И всё! Для нее тюрьма – дом родной. Когда трезвая была – била, помню. А по пьянке – приласкать пыталась. Потом лишили ее материнских прав, меня в детдом... я оттуда раз десять бежал. Ловили, наказывали... Когда подрос, в спецшколу попал. Только не в ту, где одаренные дети... Два года там пробыл. Родная тетка вытащила. А точнее ее муж. Он с большими связями. Замолвил кое-кому словечко, чтобы меня в колледж приняли. Хотя вступительные экзамены я сдал. Притом вроде нормально. С тех пор и живу у тетки... (Немного помедлив.) Почему я должен быть добреньким? Почему? Где были вы, добрые, когда родная мать дубасила меня как приблудного щенка? Когда меня обижали ее хахали?.. Когда били пацаны в спецшколе... потому что я слабее их... Когда попрекали тем, что я был в спецшколе? Где было ваше всесильное добро?! Где?! (Пауза.Я) Подходит к Элле и властно берет ее за плечи.) Пошли...

Элла покорно подчиняется его воле. Слышен всплеск воды. На берегу появляется Петрович.

Петрович. Здорово, ребята! (Оглядывается вокруг и зовет.) Бимка! Би-имка! Опять забрел куда-то. Ребята, не видели здесь щенка?

Неловкая пауза.

Вика. Щенка?

Жора. Нет, не видели.

Петрович. Вот пакостник! Одна морока с ним!

Сергей. Петрович, так мы возьмем лодку.

Петрович. Берите, берите. Сегодня уже все равно рыбачить не буду.

Сергей. К вечеру прикатим, Петрович. Потом я расплачусь. Залезай в судно, ребятишки.

Вика. Я тоже хочу погрести немного.

Жора. Натрешь волдыри, детка. (Элле.) Идем, Элла. Не сердись. (Берет ее за руку.) Я больше не буду так...

Жора, Сергей, Вика и Элла скрываются за песчаным холмиком. Слышен всплеск воды. Это от берега отъехала лодка.

Петрович. К острову поплыли. Ишь, как облюбовали местечко! Ни людей вокруг, ни зверей. (Громко, сложив руки рупором.) Би-имка! Би-имка! Ах чертенок! Куда же ты запропастился?

Появляется Игорь.

Игорь. Добрый день, дедушка!

Петрович. Здорово, парень! Ты случайно щенка не видел?

Игорь. Нет, не видел.

Петрович. Вот шалун! Убежал куда-то.

Игорь. Как здесь клюет, дедушка? Хорошо?

Петрович. Места тут тихие. Ни заводов, ни фабрик. Рыбешка здесь чувствует себя вольготно. Сюда по выходным даже большое начальство приезжает рыбачить. И карасик идет, и судак, и щучка...

Игорь. А что это за остров виднеется, дедушка? Лодка какая-то к нему причаливает.

Петрович. Остров как остров. Безлюдный. Одни горлицы кричат. В старину там была небольшая крепость. Обороняла подступы к берегу.

Игорь. Это очень интересно. Особенно для меня. Археология – мое любимое увлечение. Не могли бы вы меня подбросить на этот остров?

Петрович. Где ты раньше был, чудак-человек? Вот только недавно молодежь туда поехала. Я им свою лодку дал. Они бы и тебя отвезли. Приходи теперь завтра.

Небольшая пауза.

Игорь. Вот не везет. Я ведь завтра утром уже уезжать должен. Я не здешний. Как же мне попасть на этот остров?

Петрович. Ничем не могу помочь, парень. Лодку они возвратят только к вечеру.

Игорь. А у вас другой лодки нет?

Петрович. Есть. Но она развалюха. Я ее уже столько раз шпаклевал, а все равно малость протекает.

Игорь. Послушайте, дедушка! Перевезите меня на остров. Я вас очень прошу. Мне нужно именно сегодня. Всего на три часа. А потом заедете и заберете меня.

Петрович. Небезопасно это, парень, в такой развалюхе...

Игорь. Я вас очень прошу. Я заплачу...

Петрович. Ну и нетерпеливый же ты, парень! Плавать хоть умеешь?

Игорь. Могу и пять километров проплыть.

Петрович. Приспичило тебе. Ладно, сейчас достану весла. (Открывает сарай, выносит два весла и кружку.) Вот тебе кружка. Пока доедем, воды немного натечет. Будешь вычерпывать ее. Через часика три, говоришь, за тобой заехать?

Игорь. Ага.

Оба скрываются за песчаным холмиком.

Затемнение

 

 

 

Картина пятая

 

Остров. Берег. Здесь Жора, Сергей, Элла и Вика. Все в купальных костюмах. Курят сигареты, играют в карты. Вокруг разбросаны пустые бутылки от вина.

Жора. А мы вот так, Сергей!

Сергей. Валяйте.

Элла. Не пора ли нам сделать перерыв?

Жора. Вот только доиграем.

Сергей. Итак, ребятишки, вы потерпели жестокое поражение. С чем и поздравляю вас. (Встает, потягивается.) Жить на свете хорошо. Но хорошо жить еще лучше.

Все встают. Вика включает магнитолу.

Вика. Разомнемся. (Начинает танцевать).

Все танцуют. Их движения шаткие, неуверенные.

Жора. Серый, где ты такого вина достал?

Сергей. В супермаркете. Не фальсификат, а натуралка.

Жора. Вроде бы не очень крепкое, а в голове мутит.

Сергей. И на подвиги тянет?

Жора. Есть что-то. Но на этом острове не должно быть подвигов. Это мой остров, Сергей.

Сергей. Хорошо, пусть будет твой.

Жора. Когда на душе скверно, меня тянет сюда.

Сергей. Ты много выпил, Жорик. Это вино надо пить понемногу, смакую и растягивая удовольствие. А ты так присосался к горлышку...

Вика. Мы же подзадоривали: «Пей до дна! Пей до дна!» Я и сама выпила много.

Сергей. Не знаю, кто как, а я быстро дошел до кондиции.

Элла. Оно и видно. У тебя глаза блестят. Как у кота весной.

Жора. Элка! О чем я хотел тебя спросить? Ах да... Какой-то тип провожал тебя от школы до самого подъезда. Позавчера...

Элла. Это Игорешка. Мой приятель.

Жора. Передай, чтоб обходил тебя десятой дорогой. А то займусь им вплотную...

Элла. Что он сделал тебе плохого?

Жора. Если будет мозолить глаза, я его...

Музыка внезапно оборвалась. Танцевать прекратили.

Элла. С кем мне дружить – это мое дело!

Жора. Ах вот ты как заговорила! Стала чересчур смелой! (Притягивает ее за подбородок.)

Элла (бьет его по рукам). Убери руки! Только щенков можешь убивать. Скотина!

Жора. Ах ты!.. (С силой бьет ее по лицу.)

Элла падает.

Сергей. Жора, ты что! Жорка!

Неожиданно появляется запыхавшийся Игорь. С кулаками бросается на Жору. Тот отскакивает в сторону.

Жора. О, вот и сам Ромео. Не надо и охотиться за ним.

Игорь наступает на него.

Серый, наших бьют!

Сергей. Я здесь, Жорик! (Поднимает с земли бутылку.)

Вика. Я тоже хочу драться.

Игорь (наступая на Жору). Я тебя с землей смеша, подонок!

Жора. Серый, он трансе. Отвлеки его! (Поднимает с земли бутылку.)

Вика тоже поднимает с земли бутылку. Все трое окружают Игоря.

Сергей. Гей-гоп! Берегись, рыцарь!

Игорь резко поворачивается к нему.

Жора. Бе-ей его! (Подскакивает сзади и бьет Игоря по голове.)

Игорь падает навзничь.

Элла (истерично). Что вы сделали? Что вы сделали? Мерзавцы! Скоты!

Жора. Я и тебя... (Поднимает бутылку.)

Сергей (отталкивает его). Ты что, Жорка, спятил? (Вике.) Викуля, быстрей воды! Надо, чтобы он скорей очухался, а то наживем на свою голову неприятности. Вдруг у него сотрясение мозга?!

Вика приносит в ладонях воду, брызгает на лицо Игоря.

Что-то он не приходит в себя. Видимо, сильный обморок. Эй, парень, вставай! (Трясет Игоря.)

Вика. Зачем ты его бутылкой?! Не нужно было бутылкой...

Элла. Звери! Скоты! Подонки!

Жора. Заткни свою пасть! Лучше скажи, как очутился здесь этот тип?

Элла. Я не знаю... Я ничего не знаю...

Сергей пытается растормошить Игоря.

Жора. Наверное, сказала ему, куда мы приезжаем по выходным. Иначе он бы не притащился на остров.

Сергей (со страхом). Жорка, он не дышит! Жорка! И пульса нет!

Жора. Врешь!

Элла. А-а-а… Вы убили его! Вы убили его!

Вика. Нет! Этого не может быть! Нет!

Жора. Заткнешься же ты! (Хватает Эллу и затыкает ей рот ладонью.)

Элла пытается вырваться.

Придержи эту психопатку, Серый! Да не дрожи, как заяц. У этого парня просто глубокий обморок. Сейчас я его верну к жизни.

Жора передает Эллу Сергею. Сам склоняется над Игорем, делает массаж и искусственное дыхание.

Сергей. Ну как?

Жора. Вот черт! Что это с ним? Вика, тащи воды! (Бьет неподвижного Игоря по щекам.) Очнись же ты, урод!

Вика приносит в ладонях воду.

Лей ему на голову! (Трет Игорю виски, массирует грудь.)

Сергей. Ну что?

Вика. Он дышит?

Жора. Нет... (Помедлив.) Он мертв... Я определил по зрачкам...

Сергей (с ужасом). Мертв?

Элла (вырвавшись из его рук). Убийцы! Звери! Вы убили его! (Бросается к воде.)

Жора. Держи ее!

Все трое настигают Эллу.

Приди в себя, дура! (Трясет ее.) Приди в себя!

Занавес

 

 

 

 

Действие второе

Картина шестая 

Коридор перед квартирой Наумовых. Лестница ведет на чердак. Здесь, на чердаке, Элла, Сергей, Жора и Вика.

Жора. Благодарите меня, что вы здесь. Я давно приметил этот чердак, когда мы приходили к Элке.

Вика. Что теперь будет? Я не хотела этого!

Жора. Хватит истерики!

Сергей. Нам теперь каюк!

Жора. Заткнись, серый! Скулишь как баба... Лучше еще раз проверь: у всех ли отключены мобильники...

Сергей. Я его не убивал! Ты ударил его бутылкой! Ты!

Жора. Кто это докажет? А я скажу, что грохнул его ты, Серый!

Сергей. Я не убивал! Я не убивал!

Жора. Тогда я скажу, что ударила она. (Показывает на Вику.)

Вика. Нет! Нет!

Жора. Значит, и нечего ломать копья! Все мы теперь связаны одной веревкой. И даже она. (Кивает на Эллу.)

Элла (глухо). Убийцы! Скоты!

Вика. Но она...

Жора. Кто тебе это сказал? Если Элка нас выдаст, то мы все скажем, что это она завалила парня. И непременно это скажем. Правда, Серый?

Сергей. Нет... Да.

Жора. Правда, мы это скажем, Вика?

Вика. Я не знаю...

Жора. Что ты не знаешь? Да я тебе голову оторву...

Вика. Скажу...

Жора. Повторяй за мной. Скажу, что Элка бахнула парня бутылкой по голове...

Вика. Скажу, что Элка бахнула парня бутылкой по голове.

Жора. А мы его не били.

Вика. А мы его не били.

Элла. Это подло! (Плачет.) Подло!

Жора. Ты в западне, детка! Не вздумай рыпаться! Не будешь держать язык за зубами – худо будет...

Элла. Мне жутко! (Плачет навзрыд.)

Жора (Вике и Сергею). Это и вас касается... зарубите себе на носу...

Сергей. Ты.. ты меня... не... не пугай... Я его не... не убивал...

Жора. Пролепечешь это кому-нибудь другому! Никто не хотел его убивать! Кто знал, что он такой хлипкий?!

Вика. Мне страшно! Мне страшно!

Сергей. А кому не страшно?! Потом, наверное, будет еще страшнее. Я уверен, что нас уже ищут. Как только отсюда выйдем, сразу схватят.

Жора. Без паники. Надо лучше обмозговать, что делать дальше. Главное, раздобыть побольше деньжат.

Сергей. Я ни о чем не хочу думать. Я вообще ничего не хочу.

Жора. Не раскисай! Распустил тут нюни. Постыдился бы девчонок.

Сергей. Иди ты...

Жора. Ну, ну, договаривай, не стесняйся. (Элле.) Я тебя еще раз спрашиваю: кто переправил на остров этого парня? Говори, истеричка!

Элла. Я не знаю. Я ничего не знаю. Отстань от меня! Отстань! (Плачет.) Когда все это кончится? Скорей бы конец!

Жора. Все из-за тебя вышло. Можешь считать, что ты убила его!

Сергей. Не тронь ее!

Жора. Что ты сказал?

Сергей. Только то, что слышал.

Жора. Серый, я тебя не узнаю. С каких это пор ты стал таким смелым? Мне это не нравится.

Сергей. А мне наплевать! Мне...

Жора. Еще одно слово – и я буду бить...

Сергей. Бей, гад! Бей!

Небольшая пауза.

Чего же ты не бьешь?! Кишка тонка... Знаю, что не ударишь... Знаю... Потому что я смогу достать бабки, а ты – нет... Грабить людей ты не пойдешь... Побоишься... Хотя только ты... ты убил парня... А мы... дураки мы... (Заплакал.)

Пауза.

Жора (переменив тон). Серый, да возьми себя в руки. Ты ведь мужик. (Кивнув на девушек.) Им, бабам, еще простительно.

Элла. Как это все ужасно! Как в кошмарном сне. Я так больше не могу... (Идет к выходу.)

Жора. Куда ты? Стой! Опомнись!

Вика (хватает Эллу за руку). Эллочка, не бросай меня! Я боюсь! Мне страшно!.. (Всхлипывает.) Я умираю от страха.

Элла. Почему тебе там не было страшно?..

Вика. Я не... Я не хотела... Я не хотела... (Рыдает назврыд.)

Элла. Ты все врешь... Я не верю тебе!

Вика. Это правда, Эллочка! Это правда!

Элла. Я видела, как ты схватила бутылку. Ты ничтожество! Дрянь!

Вика. Эллочка! (Падает на колени, закрывает ладонями лицо.) Эллочка!

Элла (исступленно). Дрянь! Дрянь! Дрянь!

Жора. Совсем сбесилась. (Хватает ее за руку.)

Элла. Пусти меня! Скотина! Зверь!

Сергей. Не тронь ее!

Жора. А не то...

Сергей. Не тронь, я сказал!

Жора. Очень мне нужно это сокровище! (Отпускает Эллу.)

Сергей. Элен, слышишь, ты не ходи никуда. Хорошо? А то нас всех сцапают.

Элла. Какая разница, сегодня или завтра...

Сергей. Как подумаю об этом, так в дрожь бросает. Лихорадит прямо. Особенно, когда о матери думаю. Жалко мне ее. Зачем она меня родила? Чтобы я кому-то принес несчастье?

Короткая пауза.

Отец это переживет. И не похудеет. А мать... Так ее жалко...

Жора. А что ему худеть, твоему предку? У него булка ого-го какая! Еще бы! Повар в ресторане. Кто чем, а жратвой ты будешь обеспечен на все случаи жизни, Серый.

Сергей. При чем тут жратва?

Жора. Ну а терзать себя тоже ни к чему. Кто из вас скажет, что будет завтра? Никто!.. И я не хочу об этом думать. Нам сейчас нужны бабки. И как можно больше. Только ты нас можешь спасти, Элка. Если нас схватят, тебе ничего не будет. А нам конец! Конец всему! Всей жизни!

Элла. Что ты от меня хочешь?

Жора. Принеси нам бабки. Мы должны бежать...

Элла. Но у меня нет денег! Нет!

Жора. Есть. У твоих предков.

Элла. Я не хочу воровать... Я не хочу...

Жора. Разве это воровство? Они же твои предки. Они все простят. Достань для нас бабки и можешь катиться на все четыре стороны. Но если не достанешь...

Сергей. Жорка!

Жора. Но если не достанешь, то мы все скажем, что ты убила его. У нас просто нет иного выхода.

Сергей. Жорка, ты считаешь, что нам нужно бежать?

Жора. И как можно быстрее, Серый! Думаю, что завтра все менты будут знать наши физиономии.

Сергей. А может, не стоит бежать? Куда убежишь?..

Жора. Махнем подальше, а там видно будет. Коли будут баксы, то не пропадем. Ты же делец, Серый. Ты умеешь делать бабки.

Сергей (Вике). Викуля, что нам делать?

Вика. Я боюсь...

Сергей. Надо бежать, Викуля. Или идти в ментовку...

Вика. Я не хочу в ментовку... Я боюсь...

Сергей. Я тоже боюсь. Но надо на что-то решиться.

Жора. Оставь ее... Убежим вдвоем...

Сергей. Куда убежишь? Везде люди...

Вика. Серенький, это несчастный случай. Правда, Серенький?

Сергей. Наверное, это так... Или мы...

Жора. Только несчастный случай! И больше ничего! Слышишь, Серый?! И больше ничего!..

Сергей. У меня в карманах пусто.

Жора. Элка нам принесет бабки.

Элла. Ничего я вам не принесу. Деньги лежат в буфете, в фарфоровой вазе. Идите и берите.

Жора. Мы не домушники, чтобы чистить квартиры.

Элла. Вы гораздо хуже. Вы звери...

Жора. Мне надоело слушать твой бред. Или ты пойдешь и возьмешь для нас бабки...

Элла. Или что?

Жора. Или мы с Серым отнимем у тебя ключи и сами добудем бабки. Ночью... Но это может плохо кончиться для твоих предков...

Сергей. Я никуда с тобой не пойду! С меня хватит!

Жора. Не пойдешь? А жрать хочешь? А пить хочешь? А воздухом дышать хочешь?

Сергей. Я не ворюга!

Жора. А я, по-твоему, кто, домушник? Просто так складываются обстоятельства.

Вика. Эллочка, принеси нам деньги. Тебе все равно ничего не будет.

Элла. Я не могу, Вика.

Вика. А ты незаметно возьми. Чтобы никто не видел.

Элла. Они хотят бежать, а что делать нам, Вика? Повеситься, отравиться? За что мне такие муки? Я схожу с ума...

Пауза.

Я... я принесу вам деньги. Но больше от меня ничего не дождетесь. Лучше умереть... (Плачет.)

Пауза. Затемнение Луч прожектора высвечивает на авансцене Сергея.

Сергей. Как я дошел до этого? Как это случилось? А ведь еще совсем недавно...

Затемнение

 

 

 

Картина седьмая 

Следующие три эпизода воскрешают недалекое прошлое. Небольшой сквер. Скамейка. Вблизи телефон-автомат. Здесь Жора, Сергей и Вика.

Сергей. Погодка хорошая.

Вика. Скорей бы уже вечер.

Жора. Еще натанцуешься.

Вика. Интересно, почему это никто меня не приглашает, когда вы стоите рядом?

Жора. Не хотят связываться.

Сергей. Не знаю, как ты, Жора, а я считаю, что драться из-за девчонок – это довольно глупо. Когда-то в детстве я считал, что девочек надо завоевывать кулаками. Но с возрастом поумнел.

Жора. А почему бы и нет, если барышня стоит того?

Сергей. Разве такие есть?

Жора. Кто знает?

Вика. По-вашему, стоящие женщины уже перевелись?

Жора. Думаю, пока еще есть. Только мы не для них.

Сергей. А может, наоборот, Жорик? Может, они не доросли еще до нас?

Жора. Это как посмотреть. Когда барышня поступила в ликбез, то все сверстники, которые не располагают большими бабками, чтобы отстегивать за учебу, кажутся ей ничтожными людишками. Я бы морду таким бил, чтобы не смотрели на меня свысока.

Вика. Я лично таких девиц знаете, сколько знаю...

Пауза.

Мы идем завтра в бар, Серенький?

Сергей. Увы, в моем кошельке пусто. Деньги будут дня через три. Как проверну выгодную сделку.

Жора. Да и скука смертная... Когда настают вечера в выходные. Да и в колледже скучно...

Вика. Мы балдеем в ночном клубе чуть ли не каждый вечер...

Жора. Все это не то, все это не то...

Сергей. Тебе хочется острых ощущений, Жорик?

Жора. Разве я знаю, что мне хочется? Поразмяться хочется...

Сергей. Чего же ты тренировки забросил? Тайский бокс – это круто.

Жора. На этих тренировках все буднично, уныло, а мне хочется чего-то необыкновенного... как в кино...

Появляется заплаканная Элла. Она бежит к телефону.

Элла. Ребята, помогите! Там пожар!.. В угловом доме... Дым из окна... Детский крик!

Жора. Где? Где?

Элла. Там... Здесь близко... Угловой дом...

Жора. Какой этаж?

Элла. Второй.

Жора, Сергей и Вика убегают. Элла подходит к телефону, набирает номер.

Пожарная? Скорей приезжайте. Какая улица? Пушкинская... Я не знаю, какой номер дома. В самом начале улицы. Пожалуйста, быстрей! Там дети... (Убегает.)

Пауза. Появляется Жора. Правая рука у него в крови, рубаха кое-где обгорела.

Жора. Вот черт! Оставляют пацанят одних... Закрывают их... Уроды!

Появляются Сергей, Вика и Элла.

Элла. Что с детьми?

Жора. Живы. Отдал я их какой-то бабке.

Элла. Что у вас с рукой?

Жора. Кулаком стекло высадил. Надо бы чем-то перевязать.

Элла вытаскивает из сумочки носовой платок и подает ему.

Элла. Возьмите перевяжите. Он совершенно чистый.

Жора. Спасибо (Обматывает руку платком. Сергею.) Ну, Серый, не думал я, что ты заячьей породы. Дверь мы не смогли взломать. Ладно. Но я ведь полез по трубе на балкон. Почему же ты стоял, как пень дубовый? Мало там таких зевак было? Говорят, рассуждают, бегают, а сделать что-нибудь... Пожарников ждут! Хотя бы одна душа нашлась! Ладно, уж бабы, а то ведь мужики... Здоровые, крепкие... Трясутся за свою шкуру.

Вика. Как ты вынес детей через дверь?

Жора. Изнутри открыл. Накладной замок... Везде огонь, дым. Пока отыскал пацанят... Они уже еле дышали. Одного – в одну руку, второго – в другую. А внизу какой-то тип прицепился: скажи ему имя и фамилию. Я ему сказал. Только не фамилию, а в три этажа... Он аж рот открыл от удивления.

Слышится сирена пожарной машины.

Элла. Рука у вас болит?

Жора. Ничего, пройдет.

Элла. Кровь не останавливается. Я тут живу недалеко. Может, вы зайдете? Я вам перевяжу руку. Надо сначала ее хорошенько обмыть, смазать рану йодом.

Жора. Это можно. Тем более, что просит красивая девушка. (Вике и Сергею.) Встретимся завтра в ночном клубе.

Жора и Элла уходят.

Затемнение

 

 

 

Картина восьмая 

  Районная налоговая инспекция. Маленький кабинет. Табличка на двери «Отдел принудительного взыскания налогов». Здесь за столом сидит Валентин и что-то выискивает на плоском экране компьютера. В проеме двери появляется голова Сергея.

Сергей. Скажите, где можно найти Власенко?

Валентин. Я вас слушаю.

Сергей. Значит, вы и есть Власенко?

Валентин. Да. В чем дело?

В комнату входят Сергей, Жора и Вика.

Жора. Это мы должны вас спросить, дядя. Шлете нам официальные письма. А мы могли бы и не являться. Вы ведь не мент, не следователь, не прокурор.

Сергей. И даже не начальство в этом домике, который проходит под названием «Районная налоговая инспекция».

Валентин. Кто вы? Что вам здесь нужно? Я сейчас охрану вызову.

Жора. А мы, между прочим, очень культурно с тобой разговариваем, дядя. Лучше объясни, что ты от нас хочешь? Раз прислал всем троим письма... (Бросает на стол листок.)

Валентин. Ты мне не тыкай! Сопляк еще!

Жора. Хорошо, дядя, не возражаю. Перейдем на «вы».

Сергей. Вот еще такая бумага. (Тоже бросает на стол листок.)

Вика. И что интересно. В ней написано: по поводу нелегальной работы в хозяйственных структурах и неуплаты налогов с полученных доходов. Во множественном числе.

Жора. Это называется – брать на пушку.

Валентин. Прошу здесь не шуметь! Паспорта у вас есть?

Сергей. Паспорта у нас, конечно, есть. Только они у нас дома. Предъявлять обязаны лишь ментам.

Валентин. Документы какие-нибудь при себе у вас есть?

Жора. Однако и тон у тебя, дядя. Мы вот сейчас повернемся и уйдем. И на прощанье скажем пару теплых слов.

Валентин. Попрошу не тыкать! Я вас здесь не держу! Можете идти. Только потом получите повестки из прокуратуры.

Сергей. Как это понять?

Валентин. А вот так. (Достает из ящика стола какой-то лист бумаги.) Вот он у меня. Акт, составленный нашей выездной бригадой. Возьму и отошлю его в прокуратуру. Чтобы против вас возбудили уголовное дело.

Вика. Еще чего! Мы свои деньги заработали честно.

Валентин. Какое вы имели право работать нелегально?

Сергей. А разве нельзя? У нас в стране миллионы людей так работают.

Валентин. Это незаконно. Вы таким образом уклоняетесь от уплаты налогов.

Сергей. Если незаконно, то пусть отвечает директор этой частной фирмы. Наше дело маленькое. Мы работали... Получили зарплату в конверте...

Валентин. Ответите и вы.

Жора. Серый, да пошли! Что ты слушаешь его... Он тебе еще не такое выдаст. Если бы не мент, который сопровождал эту выездную бригаду налоговиков... я бы их всех послал подальше... Мент тогда и паспорта наши потребовал, переписал фамилии и адреса. Хотя паспорт у меня одного оказался. Но если бы я его не предъявил, мент бы нас всех задержал до выяснения... Отсиживались бы в ментовке... А вы с Викой, Серый, соврать уже побоялись...

Вика. Пойдемте лучше к юристу, проконсультируемся.

Сергей. Подождите.

Валентин. Хотел по-джентльменски поговорить. Вижу, не выходит. Сейчас запечатаю акт в конверт и отправлю в прокуратуру. Пусть там с вами разбираются.

Жора. Я тебя, дядя, сам бы с большим удовольствием запечатал в конверт и отправил как можно дальше. Легче бы дышалось.

Валентин. Я вот сейчас охрану вызову. Не успеете выйти из здания, как получите пятнадцать суток.

Жора. Твое счастье, дядя, что мы разговариваем не с глазу на глаз.

Сергей. Жора, не кипятись! Подождите с Викой меня на улице.

Жора. Я бы на твоем месте не стал разговаривать с этим... Вешает нам лапшу на уши...

Вика и Жора уходят.

Сергей. Давайте все решим по-хорошему. Зачем друг другу портить нервы? Вы ведь нас вызывали не для того, чтобы пугать прокуратурой. Верно?

Валентин. Верно. Но вы стали мне хамить.

Сергей. Вы простите нас. Некрасиво вышло с нашей стороны.

Валентин. Где вы еще неофициально работали? В каких коммерческих структурах?

Сергей. Только в одной этой фирме. (Помедлив.) Мы получили деньги за тяжелую и вредную работу. А если что не так, то у каждого бывают ошибки.

Валентин. Много вас еще таких. А кто налоги будет платить? Откуда брать деньги на зарплату учителям, врачам, на пенсии для пожилых людей?

Сергей. Так можно хорошенько копнуть под шоу-бизнес, перекрыть финансовые потоки в офшорные зоны...

Валентин. Не твоего ума это дело. Доберемся и до шоу-бизнеса. Найдем и тех, кто прячет деньги в офшорах.

Сергей. Вы оптимист. Вам легче жить на этом свете. (Помедлив.) Вокруг масса соблазнов, реклама хороших товаров чуть ли не на каждом шагу. Старенькому человеку они уже не нужны. А мы молодые, учимся в колледже. Летом у нас каникулы. Решили подработать...

Валентин. В каком колледже вы учитесь?

Сергей. Извините, я не стукач. Ваше любопытство удовлетворить не могу.

Валентин. Какую работы выполняли в фирме «Эльтон»?

Сергей. Изготавливали табуретки, стульчики, кухонные разделочные доски, деревянные рекламные щиты.

Валентин. Чтобы больше не работали нелегально. Ясно?

Сергей. Раз без официального оформления нельзя, значит, больше этого делать не будем. Поймите и нас. Мы сначала хотели лодку купить. Но у Вики, вот у этой девчонки, в семье туго с деньгами. Младший брат у нее, отца нет, мать больная, нигде не работает. Так мы эти деньги ей отдали.

Валентин. Это меня не интересует, кому вы отдали деньги. Налоги все равно придется с них уплатить. Заполнить декларации и уплатить.

Сергей. Все сделаем и уплатим. (Помедлив.) Ну подойдите к этому делу по-человечески. Можно же не отправлять письмо в прокуратуру. Зачем занятых людей от дела отрывать?

Валентин. Тебе об их занятости волноваться ни к чему. Этот твой приятель...

Сергей. Он просто очень вспыльчивый. Вы извините его.

Валентин. Такого агрессивного наглеца я вообще никогда не встречал...

Сергей. У него такой характер, понимаете. Чересчур резкий. Простите нас, а?

Валентин. Следовало бы его наказать. За хамство.

Сергей. Да он больше не будет хамить. Обещаю вам.

Валентин. Ладно, так уж и быть. Не буду отсылать акт в прокуратуру.

Сергей. Спасибо вам большое. Всего вам доброго! (Уходит.)

Затемнение

 

 

 

Картина девятая 

  Вечер. Сумерки. Тусклый свет фонаря едва освещает подворотню. Появляются запыхавшиеся Жора, Сергей и Вика. Они откуда-то бежали. Снимают с лица маски.

Жора. Здорово я его левой сбоку. Аж пальцы болят.

Сергей. А я ему под дыхало заехал.

Жора. Все классно получилось, Серый.

Сергей. Викуля, я и не знал, что ты можешь драться ногами.

Вика. Еще как могу! Я его носком туфельки прямо в пах...

Сергей. Ну и ну! С тобой опасно иметь дело, Викуля.

Вика. А ты как думал?! Я за себя смогу постоять.

Пауза.

Сергей. Место мы выбрали удачное. Тихий скверик. Людей в нем в такое время почти нет.

Вика. Мы на него так набросились, что он даже не успел крикнуть.

Сергей. Эта наука пойдет ему впрок. Будет теперь думать, прежде, чем совершить какую-то подлость.

Жора. Удачно все-таки мы его подкараулили. Недаром целую неделю следили за ним.

Сергей. Просто нам сегодня повезло. Он поздно топал с работы.

Жора. С каким удовольствием я его бил! Ты не можешь себе представить, Серый.

Вика. Так и привыкнуть к этом можно.

Жора. Таких, как он, я бы бил с утра до вечера.

Сергей. И не надоело бы?

Жора. Представь себе, нет. Но ты молодец, Серый! Ловко ты его отвлек. Я в тот миг и заехал ему по челюсти.

Вика. А он оказался труслив. Даже и не пытался защищаться. А как тогда себя с нами вел! Словно обвинитель в суде.

Жора. Если от человека выслушать обвинение, то можно еще потерпеть. А это же мразь! А ты уши развесил и поверил ему, Серый.

Сергей. А что я? Я хотел по-хорошему все уладить.

Жора. Ну и уладил. Он тебе пообещал, а сам тут же письмо в прокуратуру. Чтобы нас припугнули. На всякий случай.

Вика. Да что с того! Нам все равно ничего не было. Поговорили, потолковали... Каждый написал объяснение. И все.

Сергей. Неприятно все-таки, Викуля, когда тебя вызывают туда. Да еще в повестке написано, что если не явишься добровольно, то за тобой заедут без приглашения. Невольно испытываешь стресс...

Жора. Я сразу понял, что это его рук дело, как только получил повестку. Хорошо хоть, что этот Иващенко из прокуратуры разобрался во всем... лишь удивленно пожал плечами...

Сергей. Да, мужик толковый.

Вика. А он не подаст на нас опять, этот Власенко? За то, что мы побили его?

Сергей. Догадаться-то ему нетрудно, но нужны факты. А в кромешной тьме что он мог увидеть? Тем более, что мы натянули на морды маски.

Вика. Отомстить ему надо было, конечно. Иначе будет продолжать безнаказанно творить подлости. Но, может, надо было каким-то другим способом...

Сергей. Разве есть другой эффективный способ, Викуля?

Жора. Только бить таких надо! Только бить!

Вика. На свете еще немало подлости. Неужели всю надо искоренять кулаками?

Жора. Кулаками – это даже мало. Убивать надо подлецов!

Сергей. Ну ты чересчур хватил, Жор! Можно подумать, что ты сущий ангел! (Вике.) А вот наказать иначе, Викуля, мы бы его не смогли. Он бы выкрутился, а мы еще остались виноватыми.

Вика. Почему?

Сергей. Да потому, что он очень хитрый. Свою шкуру под удар не подставит. Я сразу усек, что на бумаге, которую он прислал в прокуратуру, стоит не его подпись, а начальника районной налоговой инспекции. Он сам в этой инспекции маленький винтик. Так решил от имени своего начальства действовать. Поднес бумагу на подпись, а начальство подмахнуло.

Жора. Ничего, зато мы ему сейчас тоже подмахнули от души.

Вика. А мне дяденька из прокуратуры говорит: «Вы только представьте себе, девушка. Я завален серьезной текущей работой. Работаю с утра до позднего вечера. А мне районная налоговая инспекция подкидывает бесполезную и никому не нужную работу. Чтобы я проводил с вами профилактические беседы. Совсем одурели в этой налоговой!»

Сергей. Если разобраться, то заработали мы на этой халтуре не так и много. Учитывая, что вкалывали все каникулы. С восьми утра до восьми вечера.

Вика. А какие грязные ходили! Вредными запахами дышали.

Жора. Зато наклепали целую гору табуреток, стульчиков, разделочных досок...

Вика. Но ты, Жора, все умеешь делать! Руки у тебя золотые!

Жора. Прошел одну школу... Вспоминать даже не хочется. Два года в ней околачивался. В столярном кружке занимался.

Вика. Да ты нас просто выручил, когда директор фирмы дал нам пробное задание. Мы с Сереньким фактически в подмастерьях у тебя были.

Сергей. Викуля, если ты сильно захочешь, я тоже научусь все делать. Даже возьму у своего папани уроки. Чтобы уметь вкусно готовить.

Вика. Ловлю тебя на слове, Серенький.

Сергей. Если бы кто-то из нас зарегистрировался как частный предприниматель...

Жора. А зачем нам эта головная боль, Серый?

Сергей. Никто бы к нам не цеплялся. Можно было бы открыть расчетный счет в банке. Директор фирмы оплатил бы нашу работу по безналу. Да и у него бы не было никаких проблем с налоговой. Но есть один большой минус. Государственная машина сдернула бы с нас всевозможные налоги.

Жора. Налоги? Я эти бабки заработал нелегко. Чего я должен что-то отстегивать? Пусть трясут буржуев! Вон их сколько развелось! Все с крутыми тачками. А у меня лишь старый дешевый велосипед, который я все время ремонтирую...

Сергей. А ведь ты прав, Жорик! Это полный беспредел, когда одинаковый процент от своего дохода должны платить все поголовно – и нищий, и очень богатый. В цивилизованных странах налоговая политика совсем другая. Имеешь маленький доход и ничего нет за душой – вообще ничего не платишь. А если какой-то бизнес приносит большие бабки – платишь на всю катушку. Чуть ли не половину отнимают.

Жора. Это справедливо, Серый! Нельзя у нищего отнимать последнее. Ему тоже хочется пожрать, купить себе одежду, обувь...

Вика. Откуда ты знаешь все эти финансовые тонкости, Серенький?

Сергей. Ты меня удивляешь, Викуля. Знать все, что связано с финансами и уметь договариваться – это мое призвание.

Жора. В этот твой талант я уже не верю, Серый. С этим кадром ты не смог прийти к общему знаменателю. С депутатом тоже.

Сергей. Хорошо, а кто договаривался с директором фирмы насчет этой халтуры?

Жора. Ну это ты смог! А с теми?

Сергей. С теми я тоже договорился. А если они оказались не хозяевами своего слова, так тут уж я не виноват.

Жора. Плохо, значит, договорился.

Сергей. Ничего себе. Как еще можно лучше?!

Вика. Городской депутат наобещал много: баскетбольную площадку оборудовать, настольный теннис сделать... Но ничего не сделал...

Жора. Депутаты начинают шевелиться только перед выборами. Чтобы их опять избрали. Как будто вы этого не знаете. (Помедлив.) Ладно, пора расходиться по домам. Элке ни слова.

Сергей. До завтра.

Все расходятся.

Затемнение

 

 

 

Картина десятая

Квартира Наумовых. Здесь Юрий и Зоя.

Зоя. Не знаю, что и думать. Что с ней? Где она?

Юрий. Я все время звоню ей на мобильный, Зоенька. Никто не отвечает.

Зоя. Юра, я так плохо себя чувствую. Всю ночь не сомкнула глаз...

Юрий. Сейчас я дам тебе таблетки для успокоения. Экстракт валерианы. (Достает из аптечки таблетки, наливает из фильтр-бака воды в стакан и передает все это Зое.) Выпей, Зоенька. Может, тебе стоит прилечь?

Зоя (глотает таблетку, запивает водой). Спасибо, Юра! Уже вторые сутки от нее ни слуху ни духу.

Юрий. Мне кажется, что это как-то связано с ее новыми друзьями.

Зоя. Почему ты так считаешь?

Юрий. Я с ней откровенно разговаривал. Ты тогда была в школе.

Зоя. И что она сказала? Что?

Юрий. Только ничему не удивляйся. Эти молодые ребята очень любят всевозможные развлечения. Но все в рамках закона. Без драк и наркоты.

Зоя. Почему ты мне раньше об этом не говорил?

Юрий. Считал, что это несущественно. Ведь повода, чтобы волноваться, не было.

Зоя. Но ее такое долгое отсутствие чем можно объяснить? Юрий. наверное, вся эта компания решила прокатиться в Крым или в Сочи. Либо в Турцию. Молодые сейчас любят отдохнуть возле моря с шиком. Пусть даже несколько дней.

Зоя. Но она могла бы нас предупредить. Чтобы мы не волновались.

Юрий. А знаешь, почему я так решил? Она как-то сказала мне, что эти ребята вовсе не лоботрясы. Не опустошают родительские кошельки, а зарабатывают сами. Летом, когда каникулы, они не бездельничают, а подрабатывают.

Зоя. Каким образом? Рекламные листовки раздают прохожим?

Юрий. Да нет, Зоенька. Они заняты более серьезной работой. Какая-то фирма их нанимает в летний период. Они занимаются изготовлением табуреток, стульчиков, разделочных досок.

Зоя. Ты посмотри! Они еще и мастеровые!

Зоя. Но ей такие подработки совсем ни к чему. Это больше работа для парней. Да и мы неплохо обеспечены. (Помедлив.) Юра, может, их нужда заставляет подрабатывать? По виду я сразу определила, что они не из богатых семей.

Юрий. А как ты это могла определить?

Зоя. Проще простого. Одеты скромно. На руках дешевые часы, ни у кого нет ни золотых цепочек, ни золотых перстней...

Юрий. Вот что значит женский взгляд! Все подмечает, каждую мелочь... Не то, что мы, мужики... Но я думаю, Зоенька, что дело как раз в другом. Они не хотят просить деньги у родителей, а жаждут их сами заработать. Но не для того, чтобы купить себе одежду или обувь. Как мы с тобой когда-то в юности.

Зоя. А для чего же тогда, Юра?

Юрий. Чтобы поразвлечься в ночном клубе, пойти на концерт какой-нибудь звезды шоу-бизнеса, шикарно отдохнуть у моря. Нынешняя молодежь любит развлечения.

Зоя. Но жизнь не может состоять из одних развлечений...

Юрий. Ты совершенно права. Тем не менее реальность удручает. Маленькие девочки и мальчики обожают компьютерные игры, взрослые парни и девушки развлекаются в ночных клубах. В городе десятки ночных клубов...

Зоя. Где-то же им надо знакомиться. В наше время были танцплощадки... Сейчас ночные клубы... Но твои предположения не лишены оснований. Ты уверен, что Эллочка могла укатить с этой компанией куда-нибудь на курорт?

Юрий. Вполне возможно. Только ты не волнуйся. Как я понял, эти ребята с криминалом не связаны. Обычная современная молодежь...

Зоя. А то, что Андрей неделю назад привез сюда нашу пьяную дочь, ты позабыл?

Юрий. Ну это они отмечали день рождения девушки из этой компании. Вот и пошли в ресторан...

Зоя. Но как можно было так напиться? Я до сих пор не могу это понять.

Юрий. Элла мне говорила, что на столике стояли разные вина. Она все захотела перепробовать.

Зоя. Юра, ты заметил, что в последнее время у нее с Игорем какие-то странные отношения. Мне кажется, что она избегает общения с ним. Уж не влюбилась ли она в кого-то из парней этой компании?

Юрий. Она тебе все равно об этом не скажет. А вот Игорь тоже дома не появлялся. Я его родителям звонил. Они тоже волнуются, ничего не знают.

Зоя. Может, он укатил на море вместе с ними? Эллочка могла его пригласить.

Юрий. Но родители же должны об этом знать! Неужели трудно позвонить по мобильному. Чтобы мы все не волновались. Я этого не понимаю!

Зоя. Какие волнения приходится пережить до того, как дети появляются на свет! Ты помнишь, Юра, когда мы поженились? Это было двадцать два года назад. У нас пять лет не было детей. Это ужасно! Годы шли... Я сходила с ума, бегала по врачам... И вот счастье, наконец... Родилась Эллочка...

Пауза.

Где она может быть? Где?

Юрий. Зоенька, я отлучусь минут на десять. Подойду к соседу со второго этажа, заберу у него там нашу электродрель. (Уходит.)

Пауза. Кто-то открывает входную дверь. В коридоре появляется Элла. Она тихонько крадется к буфету. Вот она задела стул. Слышится голос Зои: «Юра, это ты?» Элла прячется за штору. Появляется Зоя.

Зоя. Странно, я вроде слышала какой-то шум. Наверное послышалось. (Уходит.)

Элла подходит к буфету и достает из вазы деньги. Она не видит появления матери.

Элла!

Элла. Мамочка! (Отступает от табурета.) Ма-мочка...

Зоя. Где ты была? Где?

Элла. Я с ребятами... Игорь... Это страшно, мама...

Зоя. Зачем... Зачем тебе деньги?

Элла. Это не мне... Я потом... потом все объясню...

Зоя. Господи! Что произошло? Где Игорь?

Элла. Я не могу... Не спрашивай меня... Все потом... все объясню... (Бежит к выходу и закрывает входную дверь на ключ с наружной стороны.)

Зоя (Исступленно колотит кулаками в дверь). Эллочка! Доченька! Открой! Открой! (Плачет.)

Затемнение

 

 

Картина одиннадцатая

То же чердачное помещение. Здесь Вика, Жора, Сергей. Шаги, шорох.

Сергей. Кто-то лезет сюда.

Жора. Прячьтесь! Быстро!

Слышится голос Эллы: «Это я!» Те же и Элла.

Вика. А мы испугались

Элла. Я наткнулась на маму... Убежала...

Жора. Принесла деньги?

Элла. Да. (Протягивает Сергею пачку.)

Сергей. Ого сколько! (Прячет деньги в карман.) Считай, что за мной долг, Элен. А долги я всегда возвращаю.

Жора. Серый, пересчитай деньги.

Сергей. Успеется.

Вика. Что это за шум?

Элла. Это мама.

Сергей. Надо было как-то незаметно.

Жора. Наверное, пора смываться.

Короткая пауза.

Как бы сюда не полезли.

Элла. Никто меня не видел, кроме мамы.

Пауза.

Жора. Бабки есть. Теперь нельзя медлить. Надо бежать.

Сергей. Но куда? На Север, на Дальний Восток, за границу?

Жора. Подальше, Серый. Как можно подальше. Чтобы ни одна живая душа нас не нашла.

Сергей. Все равно найдут...

Элла. Лучше бы признаться во всем...

Вика. Я боюсь... Мне страшно... Я боюсь идти в ментовку...

Сергей. Рано или поздно наступит конец всему этому. Так уж лучше раньше...

Жора. Идите, идите... Я вас не держу! Лезть в петлю мне ни к чему. Я еще не сошел с ума! Уеду на Север, в глубину. На прииски... Черта с два найдут! А вы... мне дела до вас нет... Делайте, что угодно.

Пауза.

Только отдай мне бабки, Серый. Раз ты свихнулся и идешь сдаваться ментам, они тебе не понадобятся.

Сергей. Ишь, чего захотел! Перебьешься!

Элла. Не давай ему ничего!

Жора. Отдай бабки, Серый! По-хорошему прошу.

Сергей. Не дам!

Жора. Ах так...

Жора бросается на Сергея, валит его. Борьба между ними.

Элла. Он убьет его! Я позову людей.

Вика. Постой!

Сергей оказывается сверху Жоры. Он поднимается, отходит назад, вытаскивает из кармана пачку денег.

Сергей. Вот тут все! На, подавись, гад! (Швыряет деньги Жоре прямо в лицо.)

Жора как-то весь обмяк.

Вика. Эллочка, а тебе разве не страшно?

Элла. Страшно... Даже очень... Особенно, когда вспомнишь, что его больше нет... Он больше не придет ко мне, не улыбнется... А мать его будет проклинать нас...

Жора. Замолчи!

Элла. Зачем ты убил его? Что он сделал тебе плохого?

Жора (с отчаянием). Я не хотел этого!

Элла (Сергею и Вике). А вы ему помогли.

Вика. Я не убивала... Не подходи ко мне! Не смотри на меня так... (Плачет.) Я боюсь...

Сергей. Это он все... Жорка... Он ударил... Он крикнул нам... А я был пьяный... Я ничего... не помню... Я не виноват. Элен... Я не виноват...

Элла. Вы... вы убили его. И я вместе с вами...

Сергей. Я теперь вспомнил все. Мы много выпили. Жорка стал меня бить, Элен. Я хотел заступиться, но Вика удержала меня.

Вика. Я боялась за тебя... Я боюсь его... (Кивает на Жору и плачет.)

Сергей (обняв ее). Не плачь, Викуля. Мы не виноваты... Мы не убивали... Убил Жорка... Он один...

Элла, Вика и Сергей пристально смотрят на Жору. Пауза.

Жора. Что вы на меня уставились? Что вам от меня нужно?

Элла. Я видела, как ты ударил Игоря. Ты убил его! Кровь его на твоих руках...

Жора (истерично). Хватит! К черту все! Землю буду грызть! Волком буду выть! Душу из себя вырву! Жить хочу! Как люди! По-человечески! Мне б родиться еще раз! Я б по-новому начал! Все по-новому! Все! (Схватился руками за голову.) Я не хотел его убивать! Не хотел! Не хотел!

Услышав крики, из квартиры выбегают Юрий и Зоя.

Юрий. Что там на чердаке? Что за крик?

Затемнение

Слышится пронзительный крик Жоры: «Я не хотел его убивать!»

Занавес 

15 сентября 2012 года.