Форма входа

Статистика посещений сайта
Яндекс.Метрика

Николай Климов

(?-?)

 

  Николай (Васильевич?) Климов известен тем, что в 1909-1912 годах издавал в Николаеве достаточно популярную городскую газету "Новая Николаевская почта". Она освещала общественно-политическую, экономическую жизнь города, в ней публиковались различные объявления, правительственные указы и распоряжения, рассказы, фельетоны и... стихи. Многие авторы, по традициям тех времен предпочитали скрываться за необычными псевдонимами. Так николаевцы того времени были хорошо знакомы с ярким сатирическими памфлетами и пародиями талантливых авторов, выступавших под псевдонимами: Д'Орiоль (рубрика Арабески), Луи Доръ, Чёрный Паладiнъ, Маленькiй Фаустъ, Хафизъ.. В яркой, остросатирической форме эти, к сожалению, незаслуженно забытые сегодня николаевские литераторы прошлого высмеивали те же пороки, которые, увы, не изжиты и сегодня – коррупцию, лень, хамство, пошлость...

  Но были в этой газете (причём, практически в каждом выпуске!) и настоящие стихи. По всей видимости, потому, что редактор-издатель этой газеты, подписывающийся Н.В. Климов, сам писал стихи и довольно неплохие. Мы почти ничего не знаем о судьбе этого нашего земляка – нет его фото, дат и мест рождения и смерти, даже с отчеством нет полной ясности. Возможно он не только был редактором газеты в Николаеве, но мог издать и книгу своих стихотворений или прозы. Неизвестно. Во всяком случае, я этого не знаю. От этого незаурядного (и, по-всей видимости, талантливого!) нашего земляка-николаевца остались лишь несколько стихотворений, которые мне любезно помогла найти в Николаевском областном архиве архивариус Елена Павловна Рожкова. Огромное ей спасибо за это. Без её терпения и отзывчивости вы, уважаемые читатели, не смогли бы прочесть стихов, которые написал в 1909-11 годах наш земляк-николаевец Н.В. Климов.

В. Христенко

*   *   *

 

Berseuse*

Сливалася скрипка с роялью
В созвучьях печалей и слез…
Вы пели, томимы печалью,
Старинный славянский berseuse.
Во взоре было столько муки,
Душили рыдания Вас, 
И нежно по клавишам руки
Скользили, игрой вдохновясь.
Порой на меня Вы смотрели,
Вопль скрипки моей опьяня –
Я чувствовал, знал, что Вы пели
Старинный berseuse для меня.
Я знал, Вы поддержку искали, 
Участья просили тогда –
И нежные звуки рыдали,
Как эхо лишений, труда.
Душа моя много страдала;
Бессилен я был Вам помочь,
И только лишь скрипка рыдала
В ту летнюю, лунную ночь!

        Berseuse*- колыбельная

 

 

  Любимой…

Приди ко мне, о дочь Ливана,
Приди ко мне в мой уголок,
Где нет парчи, где нет обмана,
Где тихо греет камелек.

Мы зажигать огней не будем
И в тишине без фраз и слов –
Весь этот пошлый мир забудем
И унесемся вглубь веков…

Тоску отбросим и печаль мы,
Когда увидим древний край, –
И будут ласковые пальмы 
Собою окружать Синай…

Исчезли вьюги и морозы,
И на душе у нас теплей, –
Кругом – любовь, свобода, розы,
Народ свободен, нет цепей!

Но вот виденье исчезает.
И мы средь серых будней вновь…
То камелек нас согревает,
Да наша дружба и любовь.

 

 

 

Наш девиз

Мрак освещать лучами просвещенья,
Провозглашать любовь и в корне зло пресечь,
В борьбе за произвол на поле брани лечь,
Вот наш девиз и наши убежденья.

Трудящийся народ! Руками в мозолях
Воздвиг чертоги ты для сильных и богатых,
А сам живешь в подвалах, в дымных хатах,
И просишь должное с слезами на глазах.

Терпи народ! Рассвет настанет скоро,
Верь, – корни равенство пустило глубоко,
Настанет день и станет всем легко
Без тюрем, без цепей, без каст и без раздора.

 

 


 Душа и дьявол

                         1
Как мысль путь звездный пробегая,
Где нет начала, нет конца, –
Душа стремилась к кущам рая,
К Престолу Вечного Творца.
Был час таинственной полночи
И очарованных небес.
Светились ярко звезды-очи
Как в мире сказок и чудес.
Как изумруд блеснула Вега,
Горит красавец Орион…
И Млечный путь, белее снега,
Все ближе, ближе… Как сквозь сон.
Душа в сияньи зрит громады
Горящих звезд, планет, комет, –
И чувство мира и отрады
Порвать пытается преграды
Дабы увидеть райский свет.

 

                     2
Летит душа мечтой крылатой.
И все же путь ее далек…
Вдруг Дьявол гордый и проклятый
Души путь дерзко пересек…
– Куда летишь, душа земная? –
Владыка ада вопросил, –
К вратам ли праведного рая,
Где человек свой грех вкусил?
Или же в ад, в страну страданья
Как наказанье за желанье,
Которое познал в раю
Адам – венец его творений?
Душа! Из мира ты мучений,
Но как ты жизнь вела свою?
Познала ль ты, душа земная,
Земного прелесть бытия?
Иль же в нужде ты изнывая,
Мечтала о блаженствах рая,
И жизнь не в жизнь была твоя.
Была ли ты, душа, богата?
Пиров ты слышала ль припев?
Имела ль ты парчу и злато?
Ласкала ль ты невинных дев?
Нет, ты душа, жила напрасно,
К небесным прелестям спеша…
Летим назад и мир прекрасный,
Я покажу тебе, душа!

 

                    3
Душа с минуту колебалась
Куда лететь и как ей быть…
Затем к Диаволу прижалась
И прошептала содрагаясь:
– Я жить хочу, хочу любить!...
– И я способен победить! –
Диавол кинул улыбаясь
Как вызов чистым небесам.
И вместе с робкою душою
Назад он бросился стрелою
Навстречу грезам и страстям…

 

                     4
А лучезарный небожитель,
Невинно-чистый херувим,
Взмахнул крылом, тоской гоним,
Вернулся в райскую обитель.
И вот представши пред Творцом,
Он прошептал, слезу роняя:
– Душе милее кущей рая
Тобой разрушенный Содом! 

   *   *   *

 



Отбрось гитару, порви струну –
Поэт не может любить одну.
Не раб он песни – он слишком горд
Для песнопений – нужен аккорд.
И чтоб напевы слагать он мог,
Нужно, чтоб много было у ног.
Но вот из мира прекрасных грез
Опять вернулся в страну он слез,
Заботы жизни и буден тень.
В трудах проходит весь пошлый день –
Устал он к ночи и клонит к сну.
Тогда он любит тебя одну.

 

 

 

Современной богине

По изумрудным ступеням
Из мира грез и сладострастья,
Богиня, ты явилась к нам
Дабы нарушить наше счастье!

Ты озарила нас лучом,
Лучом изменчивым, лукавым,
Но за тобою мы идем,
Как за святым, хорошим, правым.

Нас не ласкает вешний день.
Душа к природе охладела,
Зачем нам розы и сирень,
Когда мы видим твое тело.

Нельзя противиться судьбе.
Мечтам невинным нет возврата,
Мы поклоняемся тебе
Во имя страсти и разврата!

 

 

 


  Прощай тюрьма!

Прощай тюрьма, где я нашел забвенье,
Где сердцем отдохнул от суеты мирской.
Я видел здесь людей, свершивших преступленья,
Но разве мало их за этою стеной.
Но разве мало их гуляет на свободе?
Они живут в дворцах, и обществу милы?..
И, властью пользуясь в доверчивом народе,
Они опасней тех, кто носит кандалы!..
Грабят они не ради корки хлеба,
А чтобы жить еще им было веселей,
И разве мы, клочок здесь видя неба, –
Не лучше их и не честней?
И разве мы, томясь, греха не искупили?
И разве камеры не видели здесь слез,
Когда те сильные бессильных зло давили
Во имя роскоши, во имя сладких грез?
Я к ним иду, к защитникам народа,
К мужьям передовым, к властителям ума…
Но разве это есть желанная свобода?
– Мне тяжело! Прощай тюрьма!

*   *   * 



 

Я к Вам пришел с преступною мечтой,
Я к Вам пришел с банальными речами,
Но ближе Вас узнав, я стал совсем другой, –
Весь зачарованный небесными очами…
Я не скажу: желанная, приди!
Я не скажу: останься, дорогая!
Я Вас люблю, но силы есть в груди
Забыть навек очарованье рая.

 *   *   *

 

 

 

Я к Вам пришел как враг, но в очи посмотрев, –
Я столько в них нашел живейшего участья,
Что снова испытал былого близость счастья,
И, как туман весной, рассеялся мой гнев.
Ведь наша жизнь кругом – один самообман.
Комедия страстей, стремление ко свету
И пудры белизна, и нежный цвет румян
Приемлются порой за чистую монету. 

 

 

 

Сон

Картины снились мне такие –
Растаял снег, сломало лед,
И вот потоки молодые
С журчаньем вырвались вперед.
Они текли и возглашали:
– Долой покой, довольно сна! –
Оковы мы морозов сняли,
Зимы уж нет, опять весна!
В свой дорогой наряд, природа,
Опять одеться ты должна,
Кругом царят любовь, свобода,
Зимы уж нет – опять весна!
Но тут, увы, прервались грезы.
Все та же ночь, все та же тьма,
Все те же на дворе морозы,
Все та же на дворе зима!

 

 


  Давно

Давно, когда в груди кипели
Желанья пылкие и страсть, –
Мы, ослепленные, летели
К Ваалу в алчущую пасть.
Угар безумных вакханалий
И пляски фавнов и менад
Нас с тихих высей низвергали
В шумящий жизни водопад.
Все благородные порывы,
Всю страсть для нежных брачных лож
Мы им отдали, и красивы
Казались нам разврат и ложь
И вот теперь, когда желанья,
В груди замолкли навсегда,
Среди безсилья и страданья
Проходят длинные года.
Нас не ласкает блеск лазури
И луч нас вешний не живит.
Душа порою жаждет бури,
Но сердце бедное – молчит!

            *   *   * 

  

 

Я жду тебя, я жду, страдая,
Терзают душу ревность, страх.
И предо мной ты, как живая,
Встаешь в пленительных мечтах.
И сны мои – сплошные грезы,
Какой-то омут неземной.
Мне снятся только счастье, розы
И рай желанный, рай с тобой.
Но не понять тебе волненья,
Души моей не разгадать,
Когда минуты наслажденья
Не суждено мне увидать.