Форма входа

Статистика посещений сайта
Яндекс.Метрика

 

Александр Александрович Кремко

   

   За прожитые годы я видел немало. Тем более, что сама профессия фоторепортера, художника, всегда стремящегося уловить неповторимое, прекрасное мгновенье, располагает к тому, чтобы увидеть как можно больше. Мне довелось исколесить полстраны – и Украины, и того могучего и несокрушимого Советского Союза, которого мы уже никогда не вернем, и о котором наши внуки будут знать только из учебников истории, наших рассказов, и, конечно же, кадров кино-, видео- и фото-хроники.

   Я неоднократно бывал в зарубежных поездках. Встречался с очень многими знаменитыми людьми, тесно общался с теми, кто через десятилетия стал известным всей стране и далеко за ее пределами. Словом, я много повидал на своем веку.

   Но нигде и никогда я не встречал земли краше, чем моя родная Николаевщина. Где бы я ни был, какими бы неземными красотами не любовался, я ни на один день не забывал горький запах полынных трав выжженной солнцем степи, подернутую дымкой водную гладь наших величественных лиманов, кисловато-терпкий вкус прекрасного южного вина, наши неповторимые живописные пейзажи. Тем более я не мог забыть наших людей, николаевцев, сумевших создать своими руками мощные военные корабли и крупнотоннажные гражданские суда, лучшие из тех, что были в распоряжении великого государства.

   Вместе со своим поколением я пережил немало исторических событий, которые уже стали достоянием истории: хрущевскую оттепель, брежневский застой, горбачевскую перестройку, распад Союза и труднейшее время становления независимого украинского государства. Мне пришлось бывать на атомных станциях и в секретнейших ракетных частях стратегического назначения, в Звездном городке, где испытывались передовые образцы аэрокосмической техники и на крупнейших в мире стройках.

   Я всегда старался быть в гуще событий, вел и продолжаю вести до сих пор фотолетопись нашей жизни. Тысячами снимков, репортажей, фотоочерков, которые публиковались, в том числе и за границами СССР и Украины, я отражал жизнь и труд николаевских корабелов и хлеборобов, красоту нашего края, мужество, мудрость, доброту и гостеприимство нашего народа.

   И вот однажды я решил для себя, что было бы здорово рассказать о своей жизни вам, дорогие читатели, приоткрыть завесу над тем, что было «за кадром». Поверьте, мне есть чем с вами поделиться. Я не хотел, чтобы мои воспоминания были блеклыми и однообразно-неинтересными. Поэтому принципиально для себя решил: не прибегать к глянцу и ретуши, излагать события простым и доступным языком, не избегать «острых углов». Сознательно отошел от привычной для мемуаристики строгой хронологической последовательности, чтобы мой труд читался легко, просто и с интересом. А иначе – не стоило бы его и писать. Заранее прошу прощения, если мои трактовки известных событий и оценки конкретных персоналий не совпадают с общепринятыми, кажутся вычурными, неправильными, излишне резкими. Я воспринимал людей и события именно так, и потому описал свою жизнь сквозь призму собственного видения.

   Не смею больше тратить ваше драгоценное время на прочтение этого предисловия. Переворачивайте страницу и читайте рассказ человека, не мыслящего своего существования без объектива под рукой, о нашей минувшей и сегодняшней жизни – в кадре и за кадром.

Из книги А. Кремко "Жизнь за кадром"   

 

В поисках наивысшей точки

   Кажется, мы знаем всё о нашем городе, побывали во всех его уголках. Сотни фотографов-любителей ходят по Николаеву с самыми современными фотоаппаратами и делают на память ежедневно тысячи снимков. Кажется, что еще нового можно добавить к коллективной фотопанораме нашего города? Но каждый раз, когда выходит в свет новый фотоальбом Александра Кремко, понимаешь, что такое профессионализм и насколько высока планка настоящего фотомастера.

   Если говорить о творческом стиле Александра Кремко, то на первое место, наверное, необходимо поставить масштабность его работ. Он в постоянном поиске наивысшей точки съемки, чтобы запечатлеть для истории и показать нам то, чего сами мы никогда не увидим, к чему фотохудожник идет очень долго, иногда годами. И дело не только в том, чтобы найти и достичь этой точки съемки. Нужно, чтобы в тот момент под рукой была соответствующая моменту фотоаппаратура, часто со специальным широкоугольным или телеобъективом, нужно, чтобы освещение в тот момент было благоприятным, нужно, наконец, чтобы не подвела фототехника и аксессуары. В фотоальбомах мы видим итог этой работы. Многие ли фотокорреспонденты могли, например, добиться выделения вертолета для проведения аэрофотосъемок? А Кремко это делал, и неоднократно.

   К замечательным снимкам Александра следует отнести прежде всего панорамы города: мосты через Южный Буг и Ингул с проходящими кораблями, потрясающие снимки акватории Бугского лимана с Николаевским морским торговым портом. Снимки Черноморского завода, фантастическое зрелище ночного «Нибулона» с полусферами зернохранилищ, похожими на гигантские приземлившиеся космические корабли. Восхищают снимки микрорайона «Намыв», городских проспектов, острова «Березань» с памятником лейтенанту Шмидту, заповедника Ольвия, Кинбурнской косы и многое другое.

   Или удивительные снимки центральной части города. Фотохудожник сумел снять прямую, как стрела, Адмиральскую и протекающий параллельно ей Ингул. Во времена Потемкина и Фалеева, когда город только зарождался, это было хорошо видно и воспринималось, как само собой разумеющееся: первая улица прокладывалась параллельно Ингулу. Но сейчас, когда это место застроено многоэтажными домами и засажено деревьями, эту картину одновременно наблюдать мы не можем. И лишь фотохудожник, нашедший где-то эту невероятную точку съемки, сумел нам показать эти две параллели.

  Производит впечатление фотография уборки урожая на полях СП «Нибулон» – восемь самоходных комбайнов посреди золотого поля пшеницы и рядом – пахотная борозда для нового урожая. Интересно, как автор нашел посреди поля эту парящую на высоте птичьего полета точку, с которой сделан этот великолепный снимок? 


В Николаевской библиотеке им. М. Кропивницкого 

 

  В альбомах Александра Кремко достойно представлена окружающая природа: дачные поселки над Ингулом и Бугом, морские пляжи, цветники, смеющиеся дети, много красивых женщин. Тут и там в кадр попадают речные берега, и не мудрено, ведь Николаев расположен на полуострове.

   На многих снимках запечатлены исторические места Николаева: памятники – Т.Г. Шевченко, А.С. Пушкину, С.О. Макарову, М.Л. Фалееву, героям-десантникам. Показаны фрагменты музея истории судостроения и флота – бывшего дома главного командира Черноморского флота. Прекрасные снимки сделаны в николаевском зоопарке. Достойно представлена и студенческая семья Николаева, насчитывающая около 17 тыс. молодых людей, театральная жизнь нашего города. Особое место в творчестве Кремко занимают спортивные разделы: это и яхтенный спорт, и клуб бокса «Николаев», и чемпионы конно-спортивной школы. А какой идиллией и спокойствием веет от снимка, на котором изображены несколько лодок рыбаков на Ингуле в сумерках! Успевает фотохудожник запечатлеть и ослепительно красивую зиму в Николаеве, в те моменты, когда она к нам приходит.

  Огромное впечатление производят его фотоснимки николаевских церквей. Владимир Пучков, который сопровождает комментариями все альбомы Александра Кремко, метко назвал увенчанные крестами и устремленные к небу купола возрожденных храмов – «антенами, связывающими нас с вечным».

   Александр Кремко – простой в общении и очень контактный человек, у него много друзей. О людях, которых он фотографировал и большинство из которых стали его друзьями, он рассказал в своей замечательной книге «Жизнь за кадром». Эта, хорошо иллюстрированная книга – одна из лучших, изданных в Николаеве, фактически посвящена истории нашего города. Нужно сказать еще об одном важном качестве Александра – его необычайной щедрости. Мне пришлось неоднократно обращаться к нему за фотографиями для комплектования книг и статей. В ответ я всегда видел открытую улыбку и готовность немедленно предоставить все, что нужно.

   Трудно назвать из сотен и тысяч прекрасных фотографий Александра Кремко лучшие. Но если бы меня попросили все же это сделать, то я сказал бы о двух снимках, ставших уже историческими: открытие 17 сентября 2005 года памятника Святому Николаю и освящение через две недели храма-часовни в честь этого же святого. Эти два снимка навечно вписаны в историю Николаева. Уже и сейчас трудно оторвать от них взгляд, и думаю, что с таким же интересом, напряжением и благоговением будет всматриваться в них не одно поколение наших потомков. На снимке открытия часовни фотограф опять умудрился найти такую невероятную точку, с которой хорошо видны и сотни людей, собравшихся на площади, и простирающийся внизу Ингул, и Темвод и панорама дальних селений.

   О своей работе и жизненном пути Александр Кремко рассказывает в интервью, которое он дал мне при работе над книгой «Николаевские журналисты. История и судьбы» и которое публикуется ниже.

Валерий Бабич, инженер-кораблестроитель, 

автор книги «Журналисты города Св. Николая. История и судьбы».

*   *   * 

 

    По окончании школы я узнал, что на Черноморском заводе есть кинофотостудия. Твердо для себя решил: пойду в любой цех, лишь бы закрепиться на этом гигантском судостроительном предприятии – одном из крупнейших в стране. Затея удалась. Всего лишь через два месяца работы в тридцать девятом механическом цехе я перешел на работу в эту самую кинофотостудию. По сей день благодарен Войкову Ивану Владимировичу и Воронцову Николаю Ивановичу, которые учили меня этой непростой профессии.
На заводе работа была серьезная. При сдаче кораблей тысячи снимков шли на документацию. Но, честно говоря, техническая съемка была для меня неинтересна. Куда интереснее было снимать спуски кораблей, людей в касках, корабелов, пропитанных ветром и соленой морской водой. Вот это было по-настоящему интересно!

   Помню свой первый снимок в заводской многотиражке «Трибуна рабочего». Это было в шестьдесят первом году. Вижу как сейчас – фотография, на которой запечатлен известный на заводе токарь Иванов. Обычный кадр. После выхода номера, я с той газетой несколько дней не расставался. Это была первая скромная профессиональная победа, ведь я впервые увидел в настоящей, пахнущей свежей типографской краской газете свою подпись: «Фото А.Кремко».

    С тех пор и по сей день, уже больше сорока лет ею подписываются снимки, опубликованные в газетах. И до сих пор бывает, охватывает волнение, когда видишь на страницах периодических изданий плоды своего труда…

   Жизнь профессионального фотографа состоит не только из встреч со знаменитостями. Происходила в моей ранней молодости и масса других запоминающихся вещей. Скажем, работа на Черноморском заводе. Когда мы снимали спуски кораблей, всегда старались сделать красивый план. Спуск снимало несколько камер: с носа – как корпус, разрезая волны, входит в гладь лимана; с кормы – как проворачивается винт, касаясь воды; с борта – многотысячную толпу участников митинга, которая смотрит наверх и отчаянно машет руками, касками, кепками. Движение судна по стапелю продолжается всего сорок-пятьдесят секунд. Но сколько ощущений испытываешь за эти секунды, сколько прекрасных мгновений можно уловить, запечатлеть красивых и неповторимых планов. Те, кто постарше, говорили: «Да ты же молодой, а ну, давай лезь на корабль». Там, конечно, было жутковато: очень высоко, далеко внизу вода, ты – один-одинешенек. И ведь нужно, чтобы потом кто-то снял меня с этого судна. Оно еще без двигателей, без управления. Буксиры его носом тычут, клюют понемногу, чтобы спущенный со стапеля корпус далеко не уплыл. На этой огромной металлической коробке еще нет трапов, сходней, словом – ничего. Как попасть на берег? Иногда меня снимали краном, другой раз карабкался по каким-то веревкам. Зато покидал спущенный на воду корпус с чувством исполненного долга. У меня получались лучшие кадры.

  Так мы и снимали спуски. Потом устраивали фотовыставки, экспонировали свои снимки на заводе, в городе.

Из книги А. Кремко "Жизнь за кадром"   

*   *   *

 

   Моя армейская дорога была длинной. Я служил в Беларуси. Туда мы добирались больше недели. Эшелон начал формироваться в Николаеве, потом прицепили вагон в Херсоне, вагон в Одессе, пошли на север Украины, собирали призывников где-то под Киевом, и только примерно на седьмые сутки мы оказались в Белоруссии, в районе города Поставы. И вот все эти три года я прослужил в Поставах. Это Витебская область, прекраснейшие места, леса, сосны – по двадцать пять, а то и все тридцать метров. Служили мы в ракетной части. Вся наша служба была невероятно секретной. У меня даже на петлицах были танки, будто я танкист, и служу в танковой части. На деле за эти три года я ни разу не видел настоящего танка.

  Там я прослужил ровно три года. Интересно, что 15 сентября 1963 года меня призвали, и ровно через три года, день в день, 15 сентября 1966 года я вернулся домой. Перед призывом в армию для меня самым страшным было то, что я на целых три года могу лишиться своего любимого дела. 

   В то время начали развиваться ракетные войска, секретные службы. Все шло к тому, что на период службы о таком увлечении как фотография придется забыть. А вычеркнуть три года из своей творческой биографии мне было как-то не по нутру. Ведь я только почувствовал, что такое пресса, вошел во вкус, у меня стало по настоящему получаться. И тут, когда ты стремишься вперед, хочешь идти дальше, тебе говорят: все, здесь край, дороги дальше нет.

  Сегодня у меня в лаборатории стоят маленькие гирьки, которым больше сорока лет. Я ими давно не пользуюсь, для меня это как талисман, который намотал вслед за мной тысячи километров. А началось все с того, что, отправляясь в армию, я на всякий случай собрал посылку и сложил туда необходимые химикаты, весы-разновесы, которые могли бы пригодиться для фотодела. Все это тщательно упаковал и оставил маме. Договорились так, что если я спишусь и сообщу, что у меня с фотографией все наладилось, мама мне быстренько вышлет эту посылку по указанному адресу. Посылка с фотографическими принадлежностями потребовалась мне очень скоро…

  Ехали мы, значит, семь суток. И вот, наконец, прибыли в место назначения. Все вышли из поезда, построились поротно. Стоит нас человек четыреста новобранцев, и тут приходят офицеры, так называемые «покупатели». Сразу ищут, кто им нужен. Нужны музыканты, спортсмены, один-два писаря с хорошим почерком, художники, оформители комнат боевой славы. Я стою, терпеливо жду. И вдруг спрашивают: «Кто
занимался фотографией?». Отвечаю: «Я!». Поднимают мое дело, внимательно читают: Черноморский завод, фотограф. И набросились…

Из книги А. Кремко "Жизнь за кадром"   

*   *   *

 

  И вот, проходя по центральной улице города – Советской, встречаю Константина Васильевича Дудченко. Он неспешно прогуливается, беретик на бок – по тогдашней моде. И он мне расссказывает, что у нас в Николаеве создается своя комсомольская газета «Ленінське плем`я». Дело в том, что раньше региональная
молодежная газета «Комсомольская искра» выходила в Одессе сразу на три области: Одесскую, Николаевскую и Херсонскую. А теперь у нас будет своя молодежка, николаевская. Дудченко рассказал, и спрашивает: «Пойдешь?»

  Конечно, расставаться с заводом было страшновато. Но я, долго не размышляя, ответил: «Согласен». Это была моя мечта со школьной скамьи, это был шанс. Константин Васильевич предупредил, что в газету уже подобрали несколько человек. Редактор – Павел Петрович Куляс. 

  Куляс стал моим первым в жизни редактором. Он сидел в отделе пропаганды на пятом этаже здания обкома партии. Меня к нему привел Дудченко, и я впервые переступил порог обкома. Куляс – серьезный дядька – глянул на меня сурово и спрашивает: «Какие у тебя есть работы?» Как и водится, я в очередной раз взял своего любимого «Гвардии рядового»… Я хорошо помню глаза Павла Петровича, когда он несколько минут молча рассматривал снимок, – а нужно заметить, что этот дядька знал толк в фотографии, – и потом деловито выдал: «Завтра в девять утра подойдешь на второй этаж «Южной правды». Там два сотрудника уже есть. Будешь третьим». Я понял, что меня взяли. И опять меня выручил мой любимый «Гвардии рядовой».

  На следующий день с интересом отправился в «Южную правду» посмотреть на своих новых коллег. Вижу, сидят двое хлопцев на плюшевых диванчиках. Один такой важный, в очках. Это оказался Саша Глушко. А с ним сидел Володя Куйбарь, которого сегодня уже нет с нами. Саша Глушко окончил Киевский университет, факультет журналистики, работал в новоодесской районке. Здесь он стал заведующим отделом пропаганды. Тогда ему было двадцать семь, и он уже казался для меня профессором...

  Мне приходилось снимать людей, которые через двадцать-тридцать лет стали известными на всю страну и на весь мир. Очень приятно осознавать, что когда-то ты снимал его молодым. Главное, что встречи с этими людьми остались надолго в памяти, и они тебя тоже помнят. Ведь бывало, что ты встретил человека, снял его, снимок опубликовали в «Правде» или «Комсомольской правде» – и его заметило начальство.
Присмотрелось – и признало перспективным руководителем, достойным подняться на много ступеней выше. Регулярное появление на полосах газет было делом важным, карьера шла вверх. Правильно тогда говорили: газета делает героев. Газеты действительно «раскручивали» людей, делали их известными, обеспечивая карьерный рост.

  В начале семидесятых в нашу комсомольскую газету начал ходить тихий скромный паренек, носивший информацию, в основном о футболе. В то время николаевская футбольная команда «Судостроитель» многим давала прикурить, даже обыграла московское «Торпедо». Парень этот работал на Черноморском заводе, и, чтобы не опоздать на завод, рано утром приходил в еще закрытую редакцию и вставлял в щель двери несколько листиков со свежей интересной информацией. Парня звали Саша Билык.

  Я попросил редактора: «Возьмем этого парня, по-моему, из него получится хороший профессионал». Сашу взяли в штат. Он действительно проявил себя с самой лучшей стороны. Мы подружились, работали, как говорится, душа в душу. Со временем Билык стал редактором этой комсомольской газеты.

   Я ушел в ТАСС-РАТАУ, а он переехал в Киев, работал в ЦК ЛКСМУ, в газетах «Радянська Україна», „Молодь України”, был заместителем главного редактора газеты Верховной Рады «Голос Украины», а последние несколько лет – первый секретарь посольства Украины в Москве, где послом тоже наш бывший николаевский комсомольский вожак Николай Белоблоцкий.

   Я рад и горжусь тем, что когда-то увидел в нем хорошего человека и друга. Когда у меня проблемы, он старается мне помочь и помогает. Мы часто перезваниваемся, бывая в Москве, я обязательно с ним встречаюсь, как и с послом Белоблоцким. Они всегда находят немного времени, чтобы встретиться и расспросить, как там Николаев, как дела у старых друзей...

    Мне повезло, что всю жизнь я занимался любимым делом. С радостью и интересом каждый день бежал на работу, бывал в поездках, на интересных встречах, на спусках кораблей, вводе в эксплуатацию новых заводов, пуске энергоблоков атомной станции. Каждую неделю бывал на строительстве Николаевского глиноземного и Ольшанского цементного заводов, Южно-Украинской атомной электростанции.

   В то время начали строить тяжелые авианесущие крейсера. Гордость николаевского кораблестроения – тяжелый авианесущий крейсер «Тбилиси», построенный в конце восьмидесятых на Черноморском судостроительном заводе. Позже авианосец был переименован в «Адмирал Кузнецов» и вошел в состав
Северного флота России. Так вот, в течение десяти дней я был на его испытаниях в Черном море. Мы вышли в открытое море. Все время я снимал и снимал. Это было незабываемо.

   Я отправил съемку испытаний авианесущего крейсера в ТАСС и РАТАУ. Вскоре меня отправили на стажировку в Москву. Приезжаю в ТАСС и вижу, что все смотрят на меня с каким-то затаенным уважением, относятся чересчур даже обходительно. В чем тут дело? Наконец, одна девочка-лаборантка все рассказала. Оказывается, за эту съемку в агентстве получили свыше двадцати тысяч долларов. Я, конечно, тогда еще международных цен на работы такого уровня не знал. А многие американские и английские журналы с удовольствием напечатали мои материалы с авианосца.

Из книги А. Кремко "Жизнь за кадром"  

*   *   * 

 

…В 1994 году я получил звание Заслуженного журналиста Украины, а совсем недавно решением сессии городского совета мне было присвоено звание Почетного гражданина города Николаева. На личном опыте я убедился, что получать звания легче, чем потом соответствовать этому званию, держаться на плаву, на высоком уровне. Ты же не один – вокруг коллеги, причем такие ребята, которые умеют работать, и подчас ничуть не хуже тебя. Ты, получив звание, обязан работать еще лучше, чтобы никто не показывал на тебя пальцем, мол, все это липа и Кремко «стал заслуженным незаслуженно». Поэтому звание – это с одной стороны почет, а с другой – груз ответственности. Не хочу показаться напыщенным, но считаю, что пока мне
удается с честью нести этот груз.

  Считаю, что в целом моя жизнь удалась. Есть любимая работа, прекрасные жена и дочь, множество друзей, есть награды и регалии. Чего хотел – добился, многое смог сделать, а может, что-то еще смогу сделать в будущем. Будем жить! Время покажет.

Из книги А. Кремко "Жизнь за кадром"  

*   *   * 

 


Из книг отзывов персональных выставок Александра Кремко

 

  Смотрел твои, Саша, работы и радовался, как ты вырос за последние три года, которые мы с тобой отработали в разных редакциях. Много у тебя хорошего, много удач. Никогда не уходи с дороги газетчика, фотопублициста. Фотографом может быть почти каждый из нас, а вот репортером – нет. Дерзай на этой нелегкой репортерской стезе…

Анатолий Колесник, журналист



  У тех, кто хоть раз в жизни своими глазами видел эти фотопейзажи, надолго останется в сердце чувство любви к родной земле, чувство гордости за ее щедрость и богатство.

Учительница Орлова


  Поражает широта тематики, глубина образов, зоркость видения мира, и конечно огромная трудоспособность. Так держать!

Э.Мефферт


  Выставка  А.А. Кремко - это волнующий рассказ о жизни наших людей, их чувствах и переживаниях, радостях и заботах, труде и отдыхе. Не обилием световых комбинаций и эффектов, не нарочитыми и замысловатыми кадрами ценятся фотоснимки, а своей художественностью и правдивостью. А в фотографиях  Кремко есть и правда жизни, правда человеческих чувств, красота родной природы. Искусство видения, высокая фототехника и реализм отличают снимки Кремко. Переходя от фотографии к фотографии, мы встречаемся лицом к лицу с фактами современности, теми неповторимыми мгновениями в жизни человека, которые запечатлены кадрами прекрасного мастера фотографии тов. А.А.Кремко и которые надолго останутся в памяти.

Синицкий, фотолюбитель, ул. Космонавтов



  Я знал, что ты станешь настоящим репортером. Твои сегодняшние работы служат доказательством этому.

В. Куйбарь, журналист



Светло, талантливо, легко,
Умело, точно, дивно.
Итак, да здравствует Кремко! –
Мы скажем ОБЪЕКТИВно.

Э. Январев, В. Качурин, Г. Сарапион


  Круг сюжетов, попавших в фотообъектив Александра Кремко, столь широк, что он удовлетворит самым разнообразным художественным вкусам. Каждый посетитель выставки найдет на ней свое любимое. Думаю, что наибольшей высоты художник достигнет в лирических, жанровых и пейзажных сюжетах.
  Я знаю Сашу Кремко давно и могу с радостью констатировать, что он, как художник, растет не по годам, а по дням. Уверен, что и на крупнейших выставках светописи он будет занимать самые высокие места.

А.Топоров, литератор, педагог 

*   *   *

 

Фотоработы Александра Кремко

 

Большой десантный корабль "Ямал" проходит Варваровский мост в Николаеве

 

Морячка...

Развели николаевские мосты...

 

Как в Николаевском зоопарке мерили питона Сетку

 

Николаевский зоопарк – лучший зоопарк Украины  

Директор Николаевского зоопарка В. Топчий с питомцами

 

Город Николаев с высоты птичьего полёта...

 

Часовня Святого Николая в г. Николаеве

*   *   *

Презентация фотоальбома А. Кремко "Николаев и николаевцы"