Форма входа

Статистика посещений сайта
Яндекс.Метрика

Вячеслав Иванович Козлов

 

 

   С 1983 по 1999 годы начальник управления по делам печати, полиграфии и книжной  торговли комитета по делам информации Николаевской области. С 1999 года – журналист газеты «Южная правда», заместитель Председателя Николаевской областной организации Национального союза журналистов Украины.

 

   Интервью журналиста Валерия Бабича с коллегой по перу Вячеславом Ивановичем Козловым.

Я родился 23 ноября 1936 года в городе Снигиревка Николаевской области. В 1958 году окончил Херсонский педагогический институт, факультет русского языка и литературы. Потом служил в армии, в войсках ПВО, сначала в Азербайджане, а потом в Казахстане на известном ракетном полигоне Сары-Шаган. Это был полигон первой категории, и я давал подписку на 25 лет о неразглашении военной тайны. Так совпало, что я был участником слежения за полетами американского шпионского самолета У-2 «Локхид» в начале апреля 1960 года, когда он летал над нашим полигоном. Была поднята авиация Туркестанского военного округа, но наши МиГи поднимались тогда только на 17 км и не смогли достать этот самолет, летевший на высоте 22 км. А экспериментальные ракеты нашего полигона не запускались. Самолет спокойно облетел полигон, делая аэрофотосъемку всех точек испытаний ракет, и ушел в сторону Турции.

А 1 мая 1960 года нас опять подняли по тревоге – американский самолет-разведчик «У-2» опять пересек нашу границу в 5 часов 36 минут утра, и мы сопровождали его радиолокационными средствами в пределах своей зоны наблюдения, а дальше передали следующим операторам. Самолет ушел вглубь нашей территории, и в районе Свердловска был сбит зенитным ракетным комплексом С-75 – «Двина», способным поражать цели на высоте свыше 22 км. Летчик Гарри Фрэнсис Пауэрс спасся на парашюте, и в 1962 году его обменяли на советского разведчика Рудольфа Абеля.

 

 Капитан Вячеслав Козлов на курсах переподготовки офицеров запаса в Минском общевойсковом военно-политическом училище. 1981 год.

 

О полете «У-2» над нашей территорией, вплоть до его уничтожения, постоянно докладывали Н.С.Хрущеву во время праздничной первомайской демонстрации на Красной площади. Президент США Д.Эйзенхауэр заявил, что это просто заблудился самолет метеослужбы. Однако вскоре советские власти представили живого Пауэрса и обломки «У-2» со шпионским оборудованием. Поднялся неимоверный скандал, приведший к резкому ухудшению отношений между СССР и США. Через несколько лет зенитный ракетный комплекс С-75 был модернизирован, и его эффективность не знала аналогов на Западе. Ракеты ЗРК «Десна» и «Волхов» стали поражать цели, идущие на скорости 2300 километров в час на высоте до 30 км, и наша территория для полета над ней самолетов-разведчиков США стала закрыта.

В 1960 году я демобилизовался, вернулся в свою родную Снигиревку и получил назначение в Васильевскую среднюю школу преподавателем русского языка и литературы, где вел литературный кружок, а произведения детей постоянно носил в Снигиревскую районную газету «Соцiалiстичним шляхом». Так я познакомился с Николаем Михайловичем Горошко – редактором этой газеты, и Виталием Афанасьевичем Карпенко, заведующим отделом писем, который вел литературный кружок при редакции. Постепенно и мне начали давать поручения, я стал сотрудничать с газетой, и в том же году Карпенко уговорил меня перейти работать в газету.

В газете я прошел путь от литработника до заместителя редактора. Последние годы я был секретарем парторганизации редакции, и первый секретарь Снигиревского райкома партии Иван Порфирьевич Бенда иногда приходил на наши партсобрания. Потом он признался, что присматривался ко мне с целью предложить работать в райкоме. Я проработал в Снигиревской районной газете 14 лет, а в 1975 году меня избрали секретарем Снигиревского райкома партии. В райкоме я вел идеологические вопросы, медицину, культуру, спорт. Я хорошо знал район, и потому работать мне было интересно и несложно. Когда я стал вторым секретарем райкома партии, то добавились вопросы подбора и расстановки партийно-хозяйственных кадров в районном звене. В Снигиревском райкоме партии я проработал восемь лет – с 1975 по 1983 годы.

Оказалось, что я стоял в кадровом резерве на должность начальника управления Николаевского облисполкома по делам печати, полиграфии и книжной торговли, и в конце 1983 года, когда уходил с этой должности на пенсию Кузьма Михайлович Бриль, первый секретарь обкома партии Леонид Гаврилович Шараев предложил мне эту работу. В те времена эта должность была номенклатурой ЦК Компартии Украины, поэтому я попал на собеседование к заведующему отделом пропаганды ЦК Компартии Украины Леониду Макаровичу Кравчуку и считаю его своим крестным отцом. Он повел меня на собеседование к секретарю ЦК по идеологии Александру Семеновичу Капто, далее к нашему земляку, тоже секретарю ЦК – Якову Петровичу Погребняку, а затем представлял для утверждения на секретариате ЦК Компартии Украины во главе с Владимиром Васильевичем Щербицким. Такие довольно высокие требования были в те времена к должности начальника областного управления по печати.

Во время собеседования Александр Семенович Капто сказал мне, что это идеологический участок работы. А Яков Петрович Погребняк, бывший первый секретарь Николаевского обкома партии, подчеркнул, что это не только идеология, но и хозяйственная работа, потому что в моем распоряжении будет не только пресса, но и книжная торговля, и типографии с их хозяйственной деятельностью в масштабах всей области. И он был прав. Финансирование районных газет осуществляло наше управление по печати. А деньги мы брали из доходов типографий, это была одна система. Я отвечал за деятельность всех типографий, начиная от областной николаевской и кончая районными. Мы курировали и ведомственные типографии – Черноморского завода, ПО «Заря», «Машпроекта» и других.

Николаевский книготорг возглавлял в те годы Михаил Прокофьевич Шибко, это был известный человек, поскольку и всесоюзные, и всеукраинские знамена соцсоревнований книготоргов неоднократно вручались николаевскому коллективу.

Мне было легко работать в управлении по печати, потому что 14 лет я проработал в районной газете и для меня была понятна и близка их деятельность, жизнь и работа сотрудников. Районные типографии я тоже хорошо знал, поскольку все эти годы Снигиревская типография была у нас в одном дворе с редакцией, и вся ее работа была у меня на виду. Их проблемы и беды я тоже прекрасно понимал. В управлении по печати мне нужно было заниматься укреплением материальной базы и редакций, и в первую очередь – типографий. Я работал начальником управления по печати 15 лет – до начала 1999 года.

К этому времени наступил мой пенсионный возраст – 63 года,  и главный редактор «Южной правды» Анатолий Иванович Самойленко предложил перейти работать к нему референтом. Спасибо ему за поддержку. В 2010 году исполнилось 11 лет, как я в «Южной правде». Я стал редактором по агропромышленному комплексу и начал активно сотрудничать с редактором отдела экономики Виталием Николаевичем Олейником. Вот уже десять лет мы ездим по селам и пишем совместные материалы. Тема эта мне хорошо известна, мы знаем область, а в области хорошо знают нас. По сути, я вернулся к тому, с чего начинал. В 2008 году мы стали с Виталием Николаевичем лауреатами Всеукраинского творческого конкурса в номинации «Журналистское расследование». Это высокая оценка нашей работы, поскольку областная организация Союза журналистов такой чести в номинации «Журналистское расследование» удостоилась впервые.

Вы просите больше рассказать о Союзе журналистов. В 1986-1990-х годах Николаевскую областную организацию Союза журналистов Украины возглавлял главный редактор «Южной правды» Анатолий Иванович Самойленко.

 

Вячеслав Козлов на редакционном мотоцикле Снигиревской газеты «Соцiалiстичним шляхом». 1962 год.

 

Тогда же я был избран заместителем председателя Николаевской организации Национального союза журналистов Украины – на общественных началах (у нас только два штатных работника – председатель и бухгалтер). И вот уже десять лет я работаю на этой общественной должности и занимаюсь всеми текущими делами, связанными с организацией работы Союза журналистов.

Сейчас областную организацию Союза журналистов Украины возглавляет редактор «Южной правды» Николай Станиславович Стеценко, я у него заместитель, и мы работаем с ним по этим вопросам в тесной связке. Так же, как это было и с Самойленко. Наша областная организация насчитывает около 450 человек. Если раньше в Союз журналистов принимались только журналисты газет, учрежденных государственными органами, то в последние годы принимаются работники и независимых изданий. Сейчас уже в порядке вещей, что мы принимаем в Союз журналистов сотрудников печатных средств информации и коммерческих, и имеющих статус независимых, и телерадиоорганизации. Никому путь не закрыт. Многие вопросы, которые интересуют журналистов, мы рассматриваем на бюро, на пленумах, становимся, где необходимо, на защиту чести и достоинства журналистов. Жизнь областной организации журналистов многообразна, мы всегда высказываем свою позицию в период подписных компаний, когда идет борьба за тарифы между Укрпочтой и средствами массовой информации, поднимаем и множество других вопросов, которые стараемся всегда решать в интересах СМИ. Николаевское отделение Союза журналистов является соучредителем газеты «Родной причал».

*   *   *

 

     Публикации В.И. Козлова

Генеральская правота

В августовском номере еженедельника «Бульвар Гордона» к 45-летию вторжения СССР и других членов Варшавского Договора в Чехословакию с большим удовольствием прочел интервью с бывшим командиром 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии генерал-лейтенантом Львом Николаевичем Гореловым. 2 августа ему исполнился 91 год. Он - почетный гражданин Одессы, награжден тремя орденами Красного Знамени, Красной Звезды, орденом Богдана Хмельницкого I, II и III степени. В 1968 году его дивизия первой из советских войск вошла в Прагу. Несмотря на почтенный возраст, Лев Николаевич на все вопросы корреспондента «Бульвара Гордона» отвечал четко, очерчивая многие детали так рельефно и правдиво, как будто вспоминал о событиях, прошедших только вчера. Меня поразили его цепкая память и умение анализировать.

И мне вдруг захотелось спросить: «Лев Николаевич, а помните свои приезды в Снигиревку, местную образцовую автомобильную школу, на базе которой вы, будучи заместителем командующего войсками Одесского военного округа по вузам и вневойсковой подготовке, проводили совещания с офицерами округа, ведающими подготовкой молодежи к службе в Советской Армии?» Наверное, помнит.

Летом 1982 года ко мне, тогдашнему второму секретарю Снигиревского райкома партии, пришел начальник автошколы Анатолий Романович Леженцев и сообщил: «К нам приезжает Лев Николаевич Горелов, будет вести разбор полетов. А после совещания хотел бы пару часов отдохнуть на рыбалке. Не могли бы вы переговорить с директором совхоза имени ХХ съезда КПСС Александром Константиновичем Ткаченко. Ведь на балансе хозяйства имеются прекрасные зарыбленные пруды, рыбацкий домик и к тому же это недалеко от Снигиревки. Поскольку удить с генеральскими лампасами как-то неудобно, автошкола на всякий случай приобрела спортивный костюм и кроссовки». Созваниваюсь с Александром Константиновичем Ткаченко, высказываю просьбу руководителя автомобильной школы, прошу создать все условия для нормальной рыбалки и отдыха уважаемого человека.

В день приезда Лев Николаевич Горелов позвонил в райком партии по телефону и сообщил, что уже выехал из Одессы и через пару часов будет в Снигиревке. Договорились, что я встречу его на границе района. Не успел положить трубку, как раздается новый звонок. Секретарь обкома партии Владимир Александрович Васильев по поручению бюро должен осмотреть состояние посевов кукурузы в районе и тоже выезжает в Снигиревку. Объясняю ситуацию и прошу его перенести свой приезд на следующий день. Но когда он услышал фамилию генерал-лейтенанта Горелова, тут же категорически отверг мое предложение: «Тем более, что будет сам Горелов. Я много о нем наслышан и хотел бы лично познакомиться с ним».

Ничего не оставалось делать, кроме как позвонить начальнику автошколы и попросить иметь под рукой еще один спортивный костюм. Тем более, что Васильев слыл заядлым рыбаком.

Встречаю Льва Николаевича Горелова, по дороге сообщаю о желании секретаря обкома партии познакомиться с ним. Реакция генерал-лейтенанта была довольно спокойной: «До двух часов дня я буду занят на совещании, вы за это время сможете осмотреть поля кукурузы, а потом можем и встретиться». Говорю о возможной рыбалке, получаю встречный вопрос: «А он тоже любитель посидеть с удочкой?» Отвечаю, что да, но, наверное, захочет больше узнать от вас об Афганистане. На что Лев Николаевич заметил: «Что смогу, то скажу».

Дело в том, что с 1975 по 1979 год Лев Николаевич Горелов был главным военным советником Вооруженных Сил в Демократической Республике Афганистан. Начинал новую службу при принце Дауде, заканчивал при Тараки и Амине. Обстановка там была сложнейшей – шла ожесточенная борьба за власть, в результате которой все трое погибли. К моменту нашей встречи с Гореловым в Снигиревке советские солдаты и офицеры уже три года проливали кровь в далеком Афганистане. Лев Николаевич знал всю подноготную этой войны, но обо всем, естественно, тогда открыто говорить не мог.

С Владимиром Александровичем Васильевым мы успели осмотреть только несколько плантаций кукурузы в совхозе имени ХХ съезда КПСС, как подошло время встречи с генералом.

Когда мы подъехали к рыбацкому домику, Лев Николаевич Горелов уже был там и даже успел переодеться в спортивный костюм. То же предложили сделать и Васильеву. В рыбацком домике был накрыт стол, на котором уже были и уха, и свежесваренные раки, и вяленый толстолобик. На берегу поджидала лодка со снастями. Немного посидели, провозгласили первые тосты, и Лев Николаевич попросил побыстрее выехать на рыбную ловлю.

 

Главный военный советник Лев Горелов принимает парад роты почетного караула президентской гвардии. 1976 год. Афганистан.

 

Трое в лодке – генерал, секретарь обкома и секретарь райкома партии – быстро добрались до средины пруда, заякорились у камышей и забросили снасти. Но, видно, гостеприимный хозяин пруда слишком прикормил место и рыба практически не реагировала на наши наживки. Лев Николаевич, правда, успел выловить небольшую рыбешку, которую тут же отпустил. Зато времени для разговора было много. Мы больше слушали рассказ Льва Николаевича, чем смотрели на поплавки. Узнали много интересного о его личной оценке Тараки, Амина и пришедшего к власти Бабрака Кармаля, которую не могли узнать даже из документов для служебного пользования. Единственное, о чем не мог сказать тогда правду Лев Николаевич – о своем вызове в 1979 году на Политбюро ЦК КПСС и высказанном мнении о нецелесообразности ввода советских войск в Афганистан. Его не послушали, а чем это закончилось, мы уже знаем.

Когда возвращались с неудачной рыбалки, Лев Николаевич с обидой сказал: «Что вы меня привезли на это болото, где нет никакой рыбы?» Тогда директор совхоза уже на берегу показал на забитые в ил колышки и протянутые к камышам веревки: «Товарищ генерал! Попробуйте потащить за одну из веревок». Когда Лев Николаевич, приложив усилия, подтянул одну из них к берегу, показалась голова трехкилограммового толстолобика. «И что это из вашего пруда такие рыбины?» – спросил он. Ему ответили: «Так точно. Рыбы здесь много, но сегодня просто неудачный день для рыбалки».

Зато для нас с Васильевым был самый удачный день – день встречи с необычным человеком, активным участником многих знаковых событий второй половины двадцатого века – Львом Николаевичем Гореловым.

Вячеслав Козлов